Эксклюзив

Отмена неприкосновенности: все «за», но никто не голосует

Пётр Сафонов
автор Ukraina.ru

На нынешней неделе регламентный комитет Рады будет ежедневно рассматривать представления генпрокуратуры о снятии депутатской неприкосновенности

В понедельник с «фронтовика» Евгения Дейдея, во вторник с Олеся Довгого («Воля народа»), в среду с радикала Андрея Лозового, в четверг еще одного «фронтовика» Максима Полякова, в пятницу — с Борислава Розенблата («БПП»). На подходе и представление на депутата от «Оппоблока» Михаила Добкина.

До сих пор нынешний созыв парламента неизменно удовлетворял такие ходатайства (впрочем, обычно так поступали и предыдущие составы Рады) Но как же обстоят дела с системным решением вопроса — ликвидацией или ограничением депутатской неприкосновенности?

Нынешний созыв Рады уже третий подряд, который пытается решить этот вопрос и вновь проваливает его. В начале 2008 года, когда только приступила к работе Верховная Рада VI созыва, был зарегистрирован проекта двух депутатов Кириленко (Вячеслава из «Нашей Украины» и Ивана из «Батькивщины»). Он предполагал изъять из статьи 80 Конституции норму о согласии Рады на привлечение к уголовной ответственности, задержание и арест депутата.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Луценко внес в Раду представление на лишение Добкина неприкосновенности

В марте 2008-го документ минимальным большинством голосов был направлен для получения выводов в Конституционный суд, и пролежал там 15 месяцев. В конце концов, КС признал конституционность проекта, но его смогли рассмотреть, когда уже фактически шла президентская предвыборная кампания. В итоге в октябре 2009 года документ поддержали лишь 206 депутатов. Если в первый раз за него дружно голосовала вся тогдашняя двухпартийная коалиция, то теперь сплоченной была лишь «Батькивщина», а в «Нашей Украине» не голосовала треть депутатов. Среди них ставшие ныне видными деятелями БПП — Владимир Арьев, Мустафа Джемилев и Анатолий Матвиенко.

Президентские выборы-2010 закончились победой Виктора Януковича. Он, еще будучи депутатом, зарегистрировал вместе с другим регионалом Александром Лавриновичем менее радикальные конституционные поправки. Они снимали неприкосновенность лишь относительно возбуждения уголовных дел против депутатов, сохраняя норму о согласии Рады на их задержание и арест. Но в случае вступления в силу обвинительного приговора суда такое согласие не требовалось.

В июле 2012-го проект был направлен для предварительных выводов в КС. Они были положительными. В избранной в октябре 2012 года Раде проект так и не выносился в сессионный зал ни при Януковиче, ни, тем более, после его низложения, однако формально он был отозван лишь после избрания парламента нынешнего созыва.

Вскоре после этого отзыва секретариат Рады зарегистрировал под номером 3176 законопроект президента Порошенко о конституционных поправках. В части отмены депутатской неприкосновенности он повторял проект двух Кириленко. 5 февраля 2015-го за направление этого документа в КС проголосовали 365 депутатов — подавляющее большинство в каждой фракции. Но что же произошло дальше?

Законодательный размен

30 июня депутат от БПП Мустафа Найем написал в своем «Фейсбуке», что на его памяти «институт депутатской неприкосновенность обещают отменить уже почти двадцать лет. Ограничить неприкосновенность оказалось сложнее, чем отменить поправку Джексона-Вэника, принять Obama Care, изобрести электромобиль и войти в эру роботов. Но это неизбежно. Рано или поздно это случится. На самом деле мы в полушаге от этого — в 2015 году парламент уже проголосовал закон об отмене института депутатской неприкосновенности. Дьявол крылся в "деталях" — в том же документе была заложена норма о неприкосновенности судей. Конституционный суд закон вернул и теперь мы все заложники связанности этих двух норм…»

Но, на самом деле, в ключевой вещи — причинах торможения отмены неприкосновенности — Найем пишет неправду. Думаю, не сознательно, а просто потому что такой его уровень, хотя и выглядит он интеллектуальней среднестатистического украинского депутата. Во-первых, замечания Конституционного суда к отдельным положениям любого проекта — это не крест на нем. Нужно просто отредактировать документ с учетом замечаний, что неоднократно делалось раньше в работе над конституционными поправками. Во-вторых, никакой «связанности двух норм» уже нет. Вопрос привлечения судей к ответственности уже решен изменениями в Конституции в части правосудия, которые инициировал президент и одобрила Рада больше года назад. Поэтому, на самом деле, в решении вопроса неприкосновенности депутаты являются заложниками лишь собственных интересов.

И на самом деле данный проект в формальном отношении не похоронен — он присутствует в повестке дня Верховной Рады, утвержденной в начале нынешнего февраля. Но фактически работа над ним не ведется. Комитет по правовой политике и правосудию еще 9 декабря 2015-го предлагал парламенту неотложно определиться относительно дальнейшей работы над проектом. Но парламент этого не сделал.Уже после этого заключения комитета Рада прошла всю процедуру принятия конституционных поправок в части реформы правосудия. Однако ведь формально ничто не мешало президенту в рамках этих поправок попытаться решить не только вопрос о неприкосновенности судей, но и вопрос о депутатском иммунитете. Но почему-то Порошенко этого не сделал.

Однако если бі проект предполагал отмену депутатской неприкосновенности получил бы он в итоге конституционное большинство в Раде? Напомню, что исход голосования по этим поправкам 2 июня прошлого года определила позиция «Оппоблока». Без него в зале было лишь 297 голосов, но он дал еще 38. Ясно, что больше всего опасаться последствий снятия неприкосновенности должны были опасаться представители этой фракции, связанной с ненавистным для парламентского большинства «режимом Януковича».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Золотарев: На смену депутатской неприкосновенности придут непопулярные реформы

Вполне возможно имели место теневые договоренности между президентом и «Оппоблоком»: в обмен на поддержку этой фракцией столь нужной для Порошенко судебной реформы вопрос отмены неприкосновенности был заморожен. Ведь в критических ситуациях голоса самой старорежимной силы Рады могут еще пригодиться президенту. Так было, кстати, совсем недавно, когда именно депутаты «Оппозиционного блока» и обеспечили принятие в первом чтении крайне нужного для президента закона «О Конституционном суде».

Венеция против

Но с правовой стороны ничто не мешает любым заинтересованным депутатам предложить необходимые поправки в проект №3176. Как минимум достаточно всего лишь изъять оттуда нормы связанные с правосудием. И далее обычная процедура утверждения конституционных поправок, начиная с нового голосования за направление текста в КС. Однако это не делается.

А на страже парламентского иммунитета оказалась Венецианская комиссия Совета Европы. Она еще в июне приняла заключение по данному проекту, где отмечалось, что хотя депутатская неприкосновенность и может препятствовать борьбе с коррупцией, ее полная отмена неоправданна из-за хрупкости украинской демократии и коррумпированности украинского правосудия.

Да, власть может не считаться с мнением Венецианской комиссии, как было, например, с законами о люстрации и декоммунизации. Нельзя исключать, что в данном случае эта позиция была подкреплена и мнением западных посольств. Трудно предполагать, чтобы они были настроены защищать украинских депутатов, но там могут считать, что отмена иммунитета несвоевременна, пока не завершилась желаемая Западом реформа правоохранительных структур, например не заработал Антикоррупционный суд.

Но пока Рада исправно дает согласие на снятие депутатского иммунитета, проблема неприкосновенности выглядит, во-первых, достаточно надуманной, во-вторых необременительной для власти. Тем более, что нынешний созыв парламента принимает такие решения куда чаще, чем его предшественники. Вопрос может обостриться лишь, если подозреваемые депутаты станут активно использовать для бегства за рубеж промежуток между представлением на снятие иммунитета и голосованием в сессионном зале. Так год назад сделал Александр Онищенко, но пока такое поведение нетипично.

Конечно, можно, теоретически допускать, что президентский проект №3176 снова всплывет в нынешней Раде. Однако чем ближе срок выборов, тем меньше вероятность его утверждения. Это видно по истории закона двух Кириленко, который Порошенко просто скопировал у ключевой части. Ведь и «Батькивщина» и «Самопомощь и радикалы Ляшко на словах за скорейшую отмену неприкосновенности, но на деле не проявляют инициатив по этому поводу. Ведь принятие соответствующих поправок легко обернулось бы и против них. И разговоры о якобы совершенной Тимошенко госизмене при подписании газовых контрактов только усиливают эти подозрения.

Мнения