Украинская Конституция была принята 21 год назад Верховной Радой в так называемую «конституционную ночь». Президент Леонид Кучма пообещал распустить парламент, если Основной закон не будет принят к утру. Украина официально тогда стала президентско-парламентской республикой.

В декабре 2004 года взамен согласия Виктор Януковича на третий тур выборов Виктор Ющенко способствовал голосованию в Раде за закон, согласно которому с 2006 года Украина становится парламентско-президентской республикой, когда премьер становится независим от президентской власти. Кандидатуру последнего определяет не глава государства, а коалиция парламентских партий.

В 2010 году при Януковиче Украина вновь вернулась к кучмовской конституции (Конституционный суд отменил решение Рады). Но после победы Евромайдана Украина вновь стала президентско-парламентской республикой.

- По вашему мнению, какая форма правления — парламентско-президентская или президентско-парламентская — больше подходит Украине?

— Я сторонник парламентской республики.

-То есть вы вообще за ликвидацию поста президента?

— Пост президента может быть оставлен. Но он как в Италии должен быть просто гарантом Конституции и избираться в парламенте. У него должны быть полномочия распускать парламент.

Когда Украина 1 января 2006 года вместо президентско-парламентской республики стала парламентско-президентской, это привело к дуализму власти. Если президент будет избираться всенародно, то он будет всегда доказывать, и, наверное, он имеет на это моральное право, что именно он самый главный в государстве.

В итоге все это создает дискомфорт в работе с правительством.

Президент и премьер будут только тогда нормально работать, если они не просто члены одной коалиции, а члены одной партии. Тогда не будет разногласий. А опыт показывает, что в президентско-премьерских парах — Ющенко-Тимошенко, Ющенко-Янукович, снова Ющенко-Тимошенко, а в новейшее время — Порошенко-Яценюк — согласия никогда не было. Были конфликты.

-Вы сторонник внесения в Конституцию норм о децентрализации. Как, по-вашему, децентрализация должна выглядеть?

— У центра даже в унитарном государстве с большой степенью децентрализации — опять же вернемся к примеру Италии — должны оставаться оборона, безопасность и внешняя политика, а также та часть национальной инфраструктуры, которую не под силу тянуть регионам. Все остальные полномочия должны быть у местных советов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Борис Колесников: Украине нужны конституция, референдум и сенат

-Почему украинская власть не желает идти на децентрализацию? С чем это связано?

— Партии по-разному смотрят на нее. Я в свое время Николаю Азарову, когда он возглавил Кабмин, говорил о децентрализации. Мы к нему пришли вместе с Сергеем Тигипко в апреле 2010 года после избрания Виктора Януковича на пост президента.

Говорю: вы же обещали децентрализацию, даже в названии нашей Партии регионов децентрализация уже была заложена.
Мы выборы выиграли, давайте, реализовывать предвыборные обещания. Он возражает: все правильно, но социальная ответственность лежит на нас, поэтому мы предпочитаем, чтобы работала централистская модель.

На это я ему ответил: тогда, Николай Янович, эти выборы будут для вас последними. И оказался прав.

-Согласно украинской Конституции, Украина нейтральное, внеблоковое государство. А как так получилось, что Киев принимает закон о намерении вступить в НАТО, хотя он противоречит Основному закону?

— Ну, что я могу сказать на это. Если принимаются подобные законы, то в таком случае Верховной Раде с тем же успехом надо уже принимать закон о полёте всех украинцев на Луну. НАТО ведь закрытый клуб, куда вступают по приглашению, а не наоборот. Это надо понимать.

Лично я безусловный сторонник внеблокового статуса и нейтралитета. И такие государства хорошо живут. Швейцария тому безусловный пример.

-Почему в Конституции есть упоминание об импичменте президента, но на деле он невозможен, так как не прописан?

— Конституцию нужно доработать. Но я считаю, что нужны глобальные изменения, а именно переход к парламентской республике с очень большой степенью децентрализации.
При этом должен быть двухпалатный парламент, где 150 депутатов — в нижней палате, 35 — в верхней (один сенатор от миллиона жителей). Раз федерации нет, а есть уния, то в ней должно быть равное представительство. Не от региона, а от миллиона избирателей.

-Согласно Конституции Украина — либеральная демократия. Тогда чем, например, объясняется то, что в стране постоянно нарушается свобода слова?

— Безответственностью власти, которая думает, что она вечна. Некоторые мои однопартийцы тоже так думали и оказались, в лучшем случае, в эмиграции.

-Статья 10 Конституции гарантирует всестороннее развитие русского языка. Как вы оцениваете его современное положение на Украине?

— Я считаю, что еще в 1994 году, когда Леонид Данилович выиграл выборы, надо было ему предоставить русскому языку государственный статус, как он это обещал в своей предвыборной программе. Было бы в итоге два государственных языка.

Если бы в 1996 году, когда принимали Конституцию, в ней была бы такая статья, то многие одноклеточные политики давно бы закончили свою политическую карьеру.

На сегодняшний день единственным возможным вариантом для реализации прав русскоязычного населения является передача областным советам права принятия на областном уровне регионального статуса для русского языка.

Можно мечтать о чем угодно, но из всего возможного только это сейчас возможно.

 

Александр Чаленко