«Украинское досье»: «Украинский вектор на большой пресс-конференции Путина». Трансляция
«Украинское досье»: «Украинский вектор на большой пресс-конференции Путина». Трансляция
Соответствующее заявление международный обозреватель ИД «Коммерсант» Максим Юсин сделал в ходе пресс-конференции «Украинский вектор на большой пресс-конференции В.В. Путина», прошедшей в рамках проекта издания Украина.ру «Украинское досье» 21 декабря.

«Мы идем к очень опасной ситуации в предвыборный период… Фактически вот две опасности: это провокация какая-то в Донбассе и, что даже скорее всего, какая-то акция, которую в Москве, естественно, назовут провокацией и будут правы, в Черном море, в Керченском проливе», — уверен он.

При этом обозреватель назвал выстраиваемую Киевом провокационную тактику безошибочной. По его словам, на Банковой хорошо знают психологию россиян и четко осознают, какой будет реакция Кремля на те или иные действия.

«Москва, к большому моему сожалению, реагирует очень предсказуемо — на уровне собаки Павлова, на уровне рефлексов. То есть гибкости мы не проявляем, мы не проявляем какого-то желания предсказать дальнейшие шаги оппонента, мы идем в ту ловушку, которую для нас профессионально расставили», — подчеркнул Юсин.

Он не исключает повтора провокации, аналогичной той, что была в Черном море. И, если Москва отреагирует так же, как в ноябре, Киев добьется своего.

«Они (украинцы. — Ред.) ребята-то упорные на самом деле. Они знают, что им нужно. Им нужно что? Им нужно, чтобы были введены конкретные европейские санкции именно за Азовско-Черноморские дела. В этот раз не получилось, но они будут продолжать и рано или поздно дожмут. Им нужно, чтобы по "Северному потоку-2" Германия сломалась. Мы же помним, как дожимали Францию с контрактом по «Мистралям», и дожали в итоге», — напомнил эксперт.

По мнению Юсина, в случае провокации Кремль должен повести себя неестественно, изменив своей обычной манере поведения и застав тем самым оппонента врасплох.

«Сможем мы это сделать? У меня пока уверенности нет, но это единственная возможность избежать обострения международной ситуации», — убежден он.