«Госизмена по-одесски», или Как в Одессе журналисты своих коллег сдают
В Приморском районном суде Одессы рассматривается обвинительный акт по делу арестованной в апреле этого года журналистки Елены Глищинской, которую обвиняют в «сепаратизме» и попытках создания Бессарабской республики на территории незалежной Украины.

Трое других фигурантов дела – Артём Бузила, Виталий Диденко и Сергей Загорюк – пошли на сделку со следствием. Как сообщается, Артём Бузила признал всё: и сотрудничество с Кремлём, и участие в заговоре с целью создать Бессарабскую республику на территории Одесской области, и то, что «корни» его тянутся, конечно же, в Москву!

«Госизмена по-одесски», или Как в Одессе журналисты своих коллег сдают

После того как представители сильной половины человечества, сознавшись во всех «грехах», были приговорены к условному наказанию, несговорчивая Елена Глищинская оказалась главной «сепаратисткой» Одессы и её окрестностей, обвиняемой за участие в Народной раде Бессарабии (НРБ).

«Госизмена по-одесски», или Как в Одессе журналисты своих коллег сдают

Помимо имеющихся обвинений (по ч.1 ст.14 – «Подготовка к преступлению» и ч.2 ст.110 УК Украины – «Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины») Елене Глищинской предъявили новое подозрение. Её обвинили также в «Государственной измене» (ч.1 ст.111 УК Украины). И, нарушив собственное законодательство о досудебном расследовании, спешно направили обвинительный акт в суд.

«Госизмена по-одесски», или Как в Одессе журналисты своих коллег сдают

О Елене Глищинской-Романовой и других фигурантах и обстоятельствах этого дела изданию «Украина.Ру» рассказала правозащитник, руководитель общественной организации «Одесская правозащитная группа» Надежда Мельниченко.

– Известно, что после заседания Народной рады Бессарабии в апреле этого года по Одессе прокатились массовые аресты. По обстоятельствам этого дела СБУ «прессовала» многих: это Дмитрий Затуливетер, Вера Шевченко, Михаил Лёвкин, Алик Ветров… Сколько человек в итоге оказалось на скамье подсудимых?

– Всего по делу Народной рады Бессарабии изначально проходили четыре фигуранта: активист НРБ Сергей Загорюк, главред интернет-издания «Инфо-центр» Виталий Диденко, главред интернет-издания «Насправдi» Артём Бузила и журналист Елена Глищинская-Романова. Задержаны они были по подозрению в «сепаратизме» (статья 110 УК Украины).

Первым на сделку со следствием пошёл Загорюк, который признал свою вину и дал необходимые следствию показания в отношении остальных фигурантов. За это вместо пяти лет тюрьмы он получил три года условного срока.

Следом за Загорюком на сделку со следствием пошли Диденко и Бузила, которые согласились признать, что планировали создание независимого государства на территории Бессарабии, за что получили по три года ограничения свободы.

То есть, даже прямо не указывая на Глищинскую, они косвенно указали на её вину и, соответственно, усугубили её и без того несладкое положение. И Глищинской, в отличие от остальных фигурантов, кроме статьи 110, вменили ещё и статью 111 УК Украины – «Государственная измена». Видимо, это «бонус» за несговорчивость. А у Елены – двое несовершеннолетних детей…

– Да, у неё ведь ещё и отец-инвалид…

– Да, я с Анатолием (отцом Елены) общаюсь постоянно. Они очень тяжело переносят случившееся, и, к сожалению, рассчитывать на объективность суда нам не приходится. Ну и если пиар-кампания по Бузиле активно продвигается и о нем не говорил только ленивый, то про Глищинскую предпочитают почему-то молчать… Те же коллеги-журналисты, депутаты Европарламента и т.д.

– Почему про Глищинскую молчат?

– Ну, я не знаю, почему из Артёма сделали звезду, а из Лены нет…

– А как Артема Бузилу и Виталия Диденко «сломали»?

– Ну, как сломали… Адвокат Бузилы сразу после его ареста заявлял о пытках в отношении его клиента со стороны СБУ. По поводу Виталия Диденко – там папа настаивал на сделке и выпрашивал её. Им сказали: или получат как минимум по пять лет тюрьмы, или будут хорошими мальчиками, признают вину и получат смягчение наказания. Это классическая схема! К сожалению, люди вынуждены на неё идти, так как больше рассчитывать им не на что! О справедливом суде мы даже не говорим, в наших реалиях это просто невозможно, а альтернативные механизмы освобождения таких людей, например, обмены, в последнее время вообще не работают и не распространяются на политзаключенных. Поэтому, как говорится, каждый спасается как может… Их же сразу всех разделили и выделили в отдельные производства, которые и расследовались, и слушались по отдельности. Так проще для СБУ/прокуратуры, проще давить на одного человека, или как вы говорите «ломать», нежели целую группу…

– Им условные сроки дали?

– Ограничение свободы и условный срок – это две большие разницы, как у нас в Одессе говорят…  Но всё же не тюрьма. Диденко и Бузила получили по 3 года ограничения свободы.

– Где они сейчас?

– Пока ещё в СИЗО…