Ятаган в поисках прибыли. Как Эрдоган хочет «доить» Украину и Россию
Ятаган в поисках прибыли. Как Эрдоган хочет «доить» Украину и Россию
© коллаж Украина.Ру
Политолог Кирилл Сазонов считает, что Эрдоган открыто назвал Россию стороной конфликта и будет за это наказан Кремлем: «Эрдоган отдал очень сильный пас Украине. Который пока оценили только дипломаты и те политики, которые плотно занимались именно международной политикой во время российской агрессии. Президент Турции выступил с предложением выступить посредником в переговорах между Украиной и Россией для прекращения войны. Украина поддержала. Кремль категорически отказался. Народ обсуждает — а что это нам даст. Да ничего! Эрдоган уже сделал все, что мог! Он предложил посредничество для переговоров по прекращению войны МЕЖДУ МЕЖДУ РОССИЕЙ И УКРАИНОЙ! Прямым текстом назвав РФ стороной конфликта, а не миротворцем. И здорово заплатит за это — в Кремле прекрасно услышали этот сигнал. И даже отреагировали. А нам стоит не рассуждать про детали, а правильно оценить — это реальная рука дружбы. Как уговаривал Эрдогана Зеленский, какие аргументы использовал, какие слова нашла община крымских татар в Турции — за кадром. Радуемся факту…»

Журналист Юрий Ткачев считает, что у Стамбульского формата больше шансов на успех, чем у Нормандского: «Пойду против тренда, но предложение о посредничестве Турции в переговорах Украины и России Кремлю, как мне кажется, стоит принять.

Потому что сейчас такие переговоры ведутся при посредничестве Германии и Франции, которые открыто на стороне Украины. То есть, такие себе посредники и такой себе формат переговоров.

Будет ли "Стамбульский формат" интереснее Нормандского? Может да, а может и нет. В любом случае, мне кажется, стоило бы попробовать: скажем, обсудить перспективы транзита газа через Украину в контексте поставок воды в Крым…

Турция хочет усилить свое влияние в регионе? А что в этом плохого, если усиление влияния пойдет за счет ослабления влияния тех же европейцев?»

Политический обозреватель Виталий Портников напротив, считает, что Путин не примет предложение Эрдогана в посредничестве и не удовлетворит его амбиции регионального лидера: «Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган хочет стать посредником между Украиной и Россией. Однако в Кремле на это не согласятся, потому что это будет признанием России стороной конфликта. Владимир Путин постоянно подчеркивает, что в Украине внутренний конфликт, а не конфликт между Украиной и Россией. Инициатива Эрдогана ни к чему не приведет. Для чего же тогда Эрдоган сделал это заявление? У президента Турции могут собственные внешнеполитические и внутриполитические мотивы. Как и любой региональный лидер он хотел бы усилить свое влияние, продемонстрировать своим соотечественникам, что он реально может влиять на события в регионе, что он может быть таким же посредником, как президента США и Франции».

Политолог Сергей Марков из этих заявлений сделал вывод, что ситуация вокруг Украины накаляется: «Нарастание кризиса.

1. Лукашенко заявил, что Белоруссия не останется в стороне, "если они начнут войну в Донбассе".

2. Эрдоган заявил, что готов быть посредником в конфликте между Россией и Украиной. От себя добавлю, что такого конфликта не существует, — САМ.

3. Все атомные подводные лодки Тихоокеанского флота России вышли из порта и ушли на боевое дежурство. Они все имеют на своем вооружении ядерное оружие новейших модификаций повышенной мощности. Никаких учений не планировалось.

4. Главный сюжет главной российской информационной программы главного российского телеканала 28 ноября, — НАТО стягивает военные силы к границе с Россией. И готовится к войне? Подробнее об этом чуть ранее в этой ленте.

5. Консервы то хоть купили?»

Журналист Александр Кушнарь убежден, что Эрдоган уже вошел к украинскую политическую ситуацию: «Реджеп Эрдоган предложил свое посредничество в отношениях между Россией и Украиной. С формальной точки зрения это выглядит как чисто дипломатический эпизод, однако российскому режиму следовало бы насторожиться и вспомнить, чем оборачивалось посредничество Анкары в других международных ситуациях с участием Москвы — в конечном итоге, реальной военной интервенцией на стороне противников Путина, которые получали от Турции защиту и поддержку. Пока что кажется, будто Эрдоган спрашивает о возможности, но в реальности он УЖЕ вошел в украинскую ситуацию. Путину же предложено выбирать между тем, чтобы и дальше смотреть на этот процесс наращивания турецкого сотрудничества с Киевом, и тем, чтобы согласиться на роль участника договоренности, в рамках которой, опять же, ему придется выполнять то, что предписано документом, а документом будет предписана фиксация статус-кво, то есть запрет на эскалацию».