В этой странной истории разбирались эксперты, а также спрогнозировали, как будут развиваться события дальше.

Главред Игорь Гужва сравнил «кейс российского оппозиционера» и Саакашвили. «Вероятно, он решил повторить "подвиг Навального" — вернуться в страну на верный арест в надежде, что возмущенный народ поднимет восстание, а Запад надавит и добьется освобождения.
В России это не сработало.
Посмотрим, что будет в Грузии.
Хотя есть одно важное отличие — на родину Саакашвили вернулся накануне местных выборов, в которых его партия принимает участие и во многих городах имеет совсем не нулевые шансы на победу. Вероятно, по задумке Саакашвили, его арест должен мобилизовать сторонников, чтоб те пришли на выборы и обеспечили победу его кандидатам (в первую очередь — на выборах мэра Тбилиси).
Сработает ли этот план — увидим уже завтра вечером».

Народный депутат Ринат Кузьмин не может понять, почему Саакашвили по-прежнему остается функционером украинской политики: «Ну вот, наконец-то, Саакашвили занял свое заслуженное место: в грузинской тюрьме. А обвиняется он в совершении тяжких, в т. ч. коррупционных преступлений, совершенных в должности Президента Грузии.
Как думаете, зачем Зеленский назначил беглого явно неадекватного грузина Главой Исполнительного комитета Национального советами реформ при Президенте Украины? Чем руководствовался? О чем думал? Зачем вернул ему украинское гражданство? Ему, Зеленскому, было хорошо известно о том, что Саакашвили находится в розыске как лицо, скрывающееся от исполнения наказания в виде лишения свободы по приговору грузинского суда. Знал, и тем не менее, взял и назначил преступника на ответственную государственную должность. Зачем? Зачем Украине такой позор? Или одним больше, одним меньше: какая разница..?»

Директор Департамента информации и печати в МИД России Мария Захарова удивлена, почему украинский президент не обеспокоен судьбой других политиков, преследуемых его же властью: «Зеленский обеспокоен новостями о задержании Саакашвили и тоном Грузии о возможном развитии ситуации, сообщил его пресс-секретарь. Странно, что Зеленский не обеспокоен судьбой, например, Медведчука или Шария, тоном, в частности, СБУ, а также других силовых ведомств Украины об имевшем место на протяжении многих лет развитии ситуации.
Видимо, свои подвиги обоняния не тревожат».

Политический обозреватель Ирина Аниловская назвала Саакашвили международным аферистом: «Пишут, что величайший реформатор современности, подвизавшийся при дворе величайшего деятеля современности, решил послать к черту все эти проклятые реформы и взял билет на самолет домой в Грузию. В сети даже выложили скриншот проездного документа Саакашвили на родину.
Ну что ж, надеюсь, что его там встретят со всем пылом горячей грузинской души.
Ну это если он еще улетит, конечно. Потому что обосновался он здесь солидно и надолго, даже офис завел каких-то "простых решений", получая за свою полную бездеятельность и безответственность по 600 тысяч гривен зарплаты в месяц в свой собственный карман и еще несколько миллионов в карманы окружающих его бездельников и авантюристов. Кто же добровольно покинет столь приятную во всех отношениях синекуру.
Поэтому меня гложут весьма глубокие сомнения в том, что этот международный авантюрист таки принял самое простое решение и всерьез решил броситься в объятия грузинской Фемиды. Что-то подсказывает мне, что его высокоинтеллектуальный офис разработал для него еще более простое решение — никуда не уезжать. Ну, например, под предлогом того, что он здесь еще не все дореформировал.
Впрочем, до разрешения этой загадки века остается всего лишь один день. Завтра посмотрим, отлипнет ли от нас этот вцепившийся в Украину политический вирус, или клоунада Саакацирка будет продолжаться».

Журналист и блогер Александр Зубченко убежден, что Саакашвили подставили с арестом:
«Не верю такому счастью, но: Михо Саакашвили в изоляторе Тбилиси. Факт. Все-таки есть на свете высшая справедливость. По ходу, кто-то круто подставил Саакашвили, поскольку он был уверен в своей безопасности. Зато теперь как интересно все получается: формально Михо является высокопоставленным украинским чиновником, руководителем исполкома Национального совета реформ при Зеленском, каким-то директором офиса простых решений и гражданином Украины. Причем гражданство ему вернул лично Зеленский. Скоро Госдеп пнет МИД и Кулеба заверещит про зверства, учиненные над почетным украинцем. Офис президента тоже должен что-то вякнуть. Все-таки у них члена Нацсовета в тюрьму посадили. Граждане грузины! Вы там, пожалуйста, держитесь! Не отдавайте нам Михо! Понимаю, что есть соблазн надеть на него мешок и высадить в Борисполе. Крепитесь! Он теперь ваш».

Журналист Владимир Варфоломеев сравнил Саакашвили с неожиданными персонажами:
«На постсоветском пространстве политики демонстрируют странное желание добровольно сдаться в руки своих врагов. Сначала Колесникова, потом Навальный, теперь вот — Саакашвили.
Хотя в последнем случае еще нельзя на 100% исключать, что сторонники возьмут тюрьму штурмом и освободят своего лидера».

Бывший народный депутат Украины Александр Голубь посоветовал Зеленскому беспокоиться больше о том, почему украинский гражданин намерен устроить переворот в другой стране: «Зеленский более чем оперативно выразил "обеспокоенность задержанием в Тбилиси бывшего президента Грузии". Оказывается "Украина обращается к Грузии за разъяснениями причин задержания Саакашвили, а консулы уже(!) начали работать над оказанием помощи бывшему президенту Грузии".
Странно, а Зеленский не хочет выразить обеспокоенность тем, что украинский чиновник (работа которого оплачивается из украинского бюджета) в рабочее время в другой стране пытается устроить очередной майдан?
Еще можно было бы побеспокоиться тем, как он, минуя официально границы и погран- и таможенные службы двух государств, вдруг оказался на территории якобы дружественной Грузии.
А может, это просто цеховая солидарность двух клоунов, выступающих на арене одного и того же цирка, под руководством известного звезднополосатого Карабаса-Барабаса?»

Писатель Ян Валетов восхищен героизмом Саакашвили: «Я не испытываю к нему симпатий, как, впрочем, и сильной антипатии. Не верю в его концепции. Вернее, не верю в их применимость для Украины. Уже много лет смотрю на него, как на комический персонаж. Инфант террибль в изгнании.
Но то, что он вернулся в Грузию, заранее зная, что возвращается в тюрьму, говорит о том, что он верит в то, о чем говорит.
И готов на жертвы ради своих идей. Не кем-то пожертвовать, а собой — своей свободой, своим благополучием.
Это все-таки признак искренности, как бы смешно это ни звучало.
И говорит о нем как о политике. Неразумном, импульсивном (не знаю уж приемлемо ли слово "наивный", думаю, что о наивности речь не идет, но если он сдался по расчету, то объясните мне этот расчет?), но о политике.
Если честно, то я в недоумении. Зачем?»