Гонгадзе стал символом борьбы с тогдашним президентом Леонидом Кучмой.

В 2000 году Гонгадзе основал интернет-издание «Украинская правда», которое до сих пор остаётся одним из самых влиятельных на Украине. Из редакции "Украинской правды", в частности, вышли Сергей Лещенко и Мустафа Найем.

Известно, что 16 сентября 2000 года Георгий Гонгадзе ушёл от коллеги Алены Притулы, но дома так и не появился. А 2 ноября в лесу возле городка Таращи был обнаружен обезглавленный труп. Жена и друзья официально признали в нём Георгия, также идентичность была подтверждена несколькими экспертизами. Мать журналиста Леся Гонгадзе отказывалась признавать, что найденные останки принадлежат её сыну.

Сегодня в соцсетях вспоминали, каким был Георгий Гонгадзе.

Супруга Мирослава Гонгадзе, которая сегодня работает в «Голосе Америки» в США, считает, что именно Гонгадзе стал историческим героем, который переломил ход истории современной Украины:

«Георгий при жизни не смог остановить Кучму и надвигающуюся на Украину диктатуру, но он остановил ее своей смертью. Кучма не смог стать украинским Лукашенко, Путиным или Назарбаевым. Траектория истории изменилась».

Скандальный журналист Юрий Бутусов изложил свою версию произошедшего:

«Ровно 20 лет назад, 16 сентября 2000-го, по приказу президента Леонида Кучмы был убит журналист Георгий Гонгадзе. Согласно материалам уголовного дела, за Гонгадзе, также как и за рядом других неприятных Кучме общественных деятелей, велась слежка силами спецподразделений СБУ и МВД. Гонгадзе был похищен и убит группой офицеров милиции, во главе с генерал-майором Алексеем Пукачом. Вина Пукача и его группы полностью доказана, Пукач отбывает срок. А Кучма ни разу не ходил на допрос и и не привлекался к суду, хотя все улики подтверждают — убийство совершили по его приказу.

И все президенты Украины — Ющенко, Порошенко, Зеленский, вместо того чтобы привлечь убийцу к ответу, пожимают ему руку, договариваются с ним о сотрудничестве, и не вспоминают о том, кто ради демократии, ради свободы слова отдал свою жизнь. А ведь только благодаря свободе слова своими задами другие уселись в самое высокое кресло.

Зеленский наглее всех — он за полтора года вообще ни разу не упомянул Гонгадзе, ему наплевать даже на память. И пока власти замалчивают дело Гонгадзе, пока убийца Кучма безнаказанно ходит по земле и защищен от суда, говорить об уважении власти к правосудию и правам человека в Украине не приходится».

Бывший журналист, а ныне заместитель гендиректора «Укроборонпрома» Мустафа Найем в своем фейсбуке написал:

«Почти десять лет своей жизни я работал журналистом в основанном им издании. И это были едва ли не лучшие десять лет в профессии. Я знаю его многочисленных друзей и знакомых, писал много текстов о расследовании его убийства и был первым журналистом, который зашел в дом, где годами скрывался его убийца.

Но я никогда не слышал его живого голоса, не видел его глаз, не жал ему руку, не пил с ним, не смеялся над его шутками, и мы никогда не срывались ночью, чтобы поехать к друзьям на бокал вина. Мы были незнакомы лично, и я очень об этом сожалею. Ведь знаю ТАК много близких мне людей, которые даже два десятилетия спустя, вспоминая его, все еще называют его Гия или Гиечка; и делают это с таким светом в голосе и чертиками в глазах, что хочется самому его найти, набрать и наконец-то познакомиться.

Мы бы точно с ним сошлись, часами бы говорили, часто созванивались и да, много бы пили. Но этого уже не случится».

Глава НОТУ Зураб Аласания написал, что борьба Гонгадзе продолжается и сегодня:

«Знаете, что больше всего поражает в этом коротком видео? Георгий ушел 20 лет назад. А этот "малой" и до сих пор царит, и все то же делает. Да, я знаю, что жизнь тревожна и справедливость в ее базовый пакет не входит. Ну, хоть "Общественное" от себя "малого" отогнало. Но "Боритесь — поборете" — это про нас всех. Прорвемся».

Главный редактор «Украинской правды» Севгиль Мусаева считает, что зло остается ненаказанным спустя 20 лет:

«Я очень редко о чем-то прошу в фейсбуке. Но сегодня такой день. Уделите, пожалуйста, 20 минут на этот текст. Потому что он начинается так:

"Он грузин".
"Он футболист киевского "Динамо".
"Он герой Небесной сотни".
"Он памятник в сквере недалеко от моего дома".
"Он поднял знамя победы над Рейхстагом".

Это ответы подростков на вопрос "Украинской правды" о человеке, именем которой назван проспект в Киеве, где находится их школа. Именно из-за нашей короткой памяти в этой стране один шаг к изменениям иногда приводит к двум шагам назад.

… Это убийство — история жертвоприношения. В традициях варварского мира свита принесла в дар правителю жизнь врага. Голову врага. Другой вопрос — с какой целью: умилостивить или подставить.

Это история — фиаско идеи "нет человека, нет проблем". Об этом мог бы много интересного рассказать еще Понтий Пилат. Но какую власть и когда останавливал чужой опыт?

Это история о марионетках и кукловодах, причем кукловоды легко превращались в марионеток в руках других кукловодов. А кто угодно мог оказаться не тем, за кого себя выдает.

Кукловоды менялись, система оставалась — каждый раз в новых конфигурациях.

Это история оборотней — оборотней-политиков, оборотней-генералов, оборотней-судей.

Это история про ненаказанное зло, которое уже двадцать лет отравляет нас. И о трагедии каждого из нас. Потому что той ночью похитили каждого из нас — по крайней мере ту часть личности, которая отвечает за внутреннего Дон Кихота. Разница лишь в том, что Гонгадзе убили, а нас напугали, избили и бросили в лесополосе. Кто-то смог выбраться, а кто-то до сих пор там».