По интервью Суркова.

Конечно же, это было не интервью в том жанре, который мы себе представляем. Это типа личная позиция типа безработного помощника Путина. Позиция очень уничижительная для большой (а может и большей) части Украины. Ну, типа вы несуществующие, и с тем и живите.

Но интересно вот что в месседже Суркова. Донбасс, вернее, та часть Донбасса, которая за поребриком, не вернется никогда, потому что это уже никогда невозможно. И тут хотелось бы поспорить, но вот беда — с этим синхронно согласны и в Москве, и в Киеве. (Мнение самих Донецка и Луганска, понятное дело, никому не интересно).

Вот смотрим. Москва проталкивает Минские соглашения, которые по своей задумке предполагают федерализацию/автономизацию и прочую антиунитаризацию Украины. В общем, все то, что предполагает размывание и дробление украиноцентризма. И в этом Москву понять можно, потому что украиноцентризм — это всегда и в первую очередь антирусскость. Вот потому Минск-2 — и никаких гвоздей.

Киев хоронит «Минск». Почему Украина уверена, что победила в гражданской войне Донбасс?
Киев хоронит «Минск». Почему Украина уверена, что победила в гражданской войне Донбасс?
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк

Постмайданный Киев строит как раз украиноцентричную этническую державу. С соплями, кровью, убийством собственной экономики и потерей международной субъектности, но строит. И если мы берем за мерило успеха антирусскость — то строит он такую Украину чертовски успешно.

Это видно даже из социологии. Мы тут катим бочку на Зеленского, что он ничего не делает с Донбассом. Но он как раз делает все то, что соответствует представлению подавляющего большинства жителей Украины. Никакой автономии. Никакой амнистии. Никакой языковой свободы. Так какие вообще претензии к Зеленскому? Парняга идет в русле заданного Порошенко тренда — ни войны, ни мира. Вот мы это все и имеем.

И в результате мы имеем уникальную ситуацию. Между Украиной и Россией появилась «нейтральная зона» в виде ЛДНР, которые нафиг никому не упали. Кто помнит советские карты, нечто подобное было между Саудовской Аравией и Ираком. Только там была пустыня из-за которой даже сраться было влом. А тут некогда один из самых урбанизированных регионов планеты.

Но именно этот кусок Донбасса становится краником, который определяет структурную основу Украины. Возвращение ЛДНР «без аннексий и контрибуций» — это, естественно, поражение России за Украину. Даже санкции сняты не будут, потому что вляпались еще и с Крымом. И тогда вопрос уже возникнет уходящему Путины — а нахрена тогда все это вообще нужно было?

А впихивание ЛДНР в особом статусе — это начало конца этнической модели Украины. Все эти декоммунизации, украинизации и бандеризации тоже идут коту под хвост. Так еще и самостоятельно раздолбанная промышленность и минус Крым. И опять же, возникнет вопрос, а чего мы тут жопы рвали, если нетитульные получили таки свой статус?

Тупик. Тупище. А жизнь ведь идет. Раз поколение, два поколение. Люди и в Нагорном Карабахе живут, и в Афгане, и в Сомали. Человек везде к жизни приспосабливается, хоть на зоне, хоть со смертельным диагнозом. И в Донецке с Луганском жизнь тоже идет. Вот какая есть. И люди, которые там живут пусть и не выше обстоятельств, но с такими же желаниями и потребностями, как и у всех остальных.

А значит, там будет обустраиваться свой быт. Отличный от Украины и отличный от России. Жизнь в нейтральной зоне. Наш маленький Сектор Газа, который хотел то туда, то сюда, но неправильно встал с колен и теперь бултыхается, как чемодан без ручки.

Что будут русские со всем этим делать — это уже их головняк. Для России это вообще нормальная и, я бы даже сказал, цивилизационно-миссионерская функция — создавать головняки для самих себя. Но ведь и украинцы — чертовски удивительная нация. Ради своей идентичности готовы буквально на все — раздолбать экономику, потерять субъектность и даже отказываться от своей же территории. Так уж выходит в истории, что самые чудесные народы всегда живут по соседству.