В общей системе финансового мониторинга незримо возникает СБУ: если раньше финансированием терроризма считалась передача денежных средств для осуществления терактов и/или создания террористических групп, то в случае принятия законопроекта к таковым можно будет отнести любую финансовую транзакцию.

Сейчас платеж в пользу фирмы, у которой опосредованным собственником выступал условный работник «министерства образования ДНР», может стать лишь поводом для маски-шоу, а вот нормы законопроекта формируют основание для вполне реального срока. Стало быть, цена вопроса для предпринимателей возрастет многократно.

Бизнес на тюрьмах. Что означает введение частных СИЗО на Украине
Бизнес на тюрьмах. Что означает введение частных СИЗО на Украине
© Андрей Лубенский

Раньше они платили за разблокирование деятельности предприятия, а в будущем станут платить за личную свободу. Тем более что СБУ получает возможность формировать «проскрипционные списки» замешанных в терроризме юридических и физических лиц даже без возбуждения уголовных дел. И риск попасть в такой список появляется даже у компаний и физических лиц «имена/названия которых похожи на имена/названия потенциальных террористов и их пособников».

Серьезные новации ждут и судебные процедуры. Если сейчас правоохранители могут осуществить выемку вещей и документов без присутствия владельца лишь в случае реальной угрозы их уничтожения, то предлагаемый законопроект девальвирует понятие «реальной угрозы» до уровня «потенциальной» или «вероятной», то есть выемка документов и вещей может произойти без присутствия владельца, если следователь в результате оценочных суждений решит, что существует вероятность их уничтожения.

Учитывая, что любую вещь или документ, даже хранящийся в архиве Папы Римского, можно теоретически уничтожить, выходит, что выемка документов ночью в офисе рискует стать в нашей стране обыденным делом.

Принятие законопроекта в том виде, в котором он попал в парламент, вряд ли приведет к усилению инструментария по борьбе с терроризмом, зато может стать отправной точкой к исходу аудиторских и юридических компаний из страны, когда, формально предоставляя услуги в Украине, они будут оформлять контракты с клиентами на зарубежные структуры. Но это не самое страшное.

Существующий глоссарий конфликта на Донбассе предоставляет СБУ фактически ничем не ограниченное поле для интерпретаций и трактовок, когда каждый экономический субъект в Украине будет потенциально виновным. А чудовищные штрафы заставят финмониторинг банков не просто дуть на воду (что он и делает в настоящее время), а на пустое место, когда из 100 компаний на обслуживание будут приниматься десять, а кредитоваться одна.

Зато новое неформальное правительство в виде спецслужб создаст хорошо управляемую латиноамериканскую модель рентной экономики, только без инвестиций. И кормовая база ренты будет с каждым годом все жиже, а штрафы гуще.