А вот о мотивах преступления, заказчике и атмосфере 90-х в стране написали в своих соцсетях журналисты и эксперты.

Известный журналист-расследователь Владимир Бойко изложил свою версию случившегося, назвав заказчика убийства: «Первого декабря 2019 года в центре Киева, возле ресторана «Марио», состоялась ожидаемое событие — был расстрелян автомобиль крайне «мутного» донецкого бизнесмена Вячеслава Соболева. Соболев и его жена остались живы, но погиб трехлетний сын бизнесмена. 750 тыс. долларов — такова цена жизни ребенка: именно эту сумму не поделили Соболев и бывший заместитель председателя Высшего хозяйственного суда Украины, также «донецкий», Артур Емельянов. То, что Соболеву жить недолго, я понял 15 ноября 2019, когда в 13:30 увидел Емельянова в черном автомобиле «Тойота Ленд Крузер 200», припаркованном возле Генеральной прокуратуры Украины. Причиной моего наблюдения за господином Емельяновым стала информация о том, что он договорился с первым заместителем генерального прокурора Виталием КАСКО закрыть уголовное производство, которое расследовалось ГПУ в связи с похищением в Словакии бизнесмена Максима Слуцкого и покушения на угон бизнесмена Владислава Израилита. Как установили правоохранительные органы Австрии в ходе проведения негласных следственных действий, заказчиком преступления является Артур Емельянов.
…во время встречи они договорились, что Каско отправит объединенное дело из Генеральной прокуратуры в Главное управление Национальной полиции в Киевской области, где производство, которое расследовалось по факту похищения Слуцкого и покушения на угон Израилита, будет закрыто. 15 ноября 2019 Емельянов посетил Генеральную прокуратуру, а уже 18 ноября в ГПУ поступило письмо за подписью начальника Главного следственного управления Национальной полиции Украины Максима Цуцкиридзе с просьбой направить «дело Емельянова» в полицию Киевской области.
Собственно это — то есть уверенность, что уголовное производство, которое расследовалось по факту похищения Максима Слуцкого и покушения на угон Владислава Израилита, закрыто — решило Емельянова руки и он, убежденный в собственной безнаказанности, стал разбираться со своими «донецкими» врагами. Но есть нюанс, о котором, очевидно, Артур Станиславович не знал: Каско до сих пор не нашел материалы дела и не передал их в полицию Киевской области «на погребение», хотя тщательно искал и даже устроил скандал подчиненным.
Дело в том, что после того, как я узнал, что Каско взял с Емельянова деньги, материалы этого дело исчезли из Генеральной прокуратуры Украины и оказались у меня. Было — захожу я в ресторан «Соломенская пивоварня», где обычно нахожу флешки с тайными и совершенно секретными документами, и глазам не верю: на гардеробе кто-то оставил мне материалы уголовного производства №12018110200004900 от 14.08.2018 — все 6 томов.
На фото: письмо начальника Главного следственного управления Национальной полиции Украины Максима Цуцкиридзе с просьбой направить «дело Емельянова» в полицию Киевской области. Это письмо стоило жизни 3-летнему сыну Вячеслава Соболева».

Бизнесмен и бывший депутат Киевсовета Алесей Давыденко описал, что ощущает себя в опасности постоянно: «В Киеве во многих местах стало тесно от чужих телохранителей. Эти бритые головы, одинаковые лица, наушники, сумки через грудь, пистолеты открытым дулом из под курток и чужой периметр в который кроме их клиента попадает и вся твоя семья. Они и их хозяева — это чья-то-то мишень, а рядом все мы, случайно оказавшиеся в этот момент потенциальные жертвы. Охраняют их, а страшно каждый раз мне. В кафе, в ресторанах, в магазинах — в Киеве их стало слишком много — тех кому есть чего боятся и что терять. И мне страшно. Что мои дети и моя семья находится в этот момент времени в одном помещении с этими ребятами. Раньше мне было плевать, даже не обращал на них внимания. А после рождения детей у меня появился такой странный страх. Такого нет нигде. Нет в Берлине. Нет в Париже. Нет в Вене. Нет в Вашингтоне. У нас же телохранители, киллеры, взрывы и заказные убийства опять стали символом времени. И чем более беспринципными и мало профессиональными становятся киллеры, чем больше от их работы случайных невинных жертв — тем страшнее становится мне. На самом деле. Вот так незаметно с рассказами о реформе правоохранительной системы к нам вернулись лихие 90-е».

Бизнесмен Гарик Корогодский тоже вспомнил лихие 90-е, но даже тогда убивать детей врагов было «западло»: «Я ЖИЛ В 90-Е. И хорошо помню правила игры. Тех, кто заказал выстрел в машину и кто убил ребенка, в 90-е казнили. Вот такой был совок, вот за это я его люблю».

Его компаньон Александр Меламуд высказался по этому случаю жестко: «Я не цивилизованный человек. Те, кто убил ребёнка, не должны нести уголовной ответственности. Они должны быть уничтожены. «есть ещё мужчины, которым совестно таскаться по судам»(с)»

Общественный деятель Максим Гольдарб посвятил свой пост правоохранительной системе страны в целом: «Распоясавшиеся бандиты и разваленная правоохранительная система — результат «реформ» клики порошенко и их продолжения нынешними.
Происшедшее сегодня ещё раз подтверждает крайнюю необходимость полной перестройки правоохранительных органов: они должны перестать быть охранниками и сторожевыми псами режимов и быть истинным щитом людей.
Если это жестокое убийство не будет раскрыто, президент обязан отправить в отставку министра внутренних дел, генпрокурора и начальника полицейского главка.
Как и ранее, остаюсь сторонником возврата смертной казни и ее применения в исключительных (как этот) случаях. Все «реформаторы», сотворившие такое с системой правопорядка, должны быть и будут отданы под суд, как бы неплохо они себя сегодня ни чувствовали».

Журналист Иван Преображенский связал бандитские разборки с готовившимися переговорами по газу: «Убили трехлетнего ребенка, с… Если не разборки, например, с донецкими, у него там вроде бизнес оставался, то вот такая вот, похоже, подготовка к итоговым переговорам по транзиту российского газа через Украину, встрече Нормандской четверки и Путина с Зеленским».

Журналист Наташа Влащенко также обозначила свое отношение и уровень доверия к правоохранительной системе: «Я редко реагирую на бизнес-разборки. Но расстрелять ребенка в машине! Просто твари. Про расследование писать не буду. Честно говоря, не уверена, что есть кому расследовать».

Волонтер Наталья Юсупова описала происходящее в стране: «В стране каждый день жуткие аварии на дорогах, гибнут сотни людей. В стране постоянные разборки с применением огнестрельного оружия, тоже много погибает. В стране от нехватки лекарства и материальных средств каждый день умирают десятки людей, в том числе детей! А большинство, каждый день, клянут всех, кто помогает армии и поддерживает воинов! Вам, идиотам, не жмёт нигде, что в стране беспредел, бандитизм и смертность превышает рождаемость??? Нет??! Вы каждый день клянёте порохоботов, проклинаете патриотов и льёте грязь на волонтёров. Вам все Майданы виноваты, что до революций, что после, все тоже самое, ничего не меняется, а сейчас только хуже! Самое страшное, не видеть очевидного и не замечать реальность. Большинство заслуживает тех, кто ими управляет».

Бывший министр юстиции Елена Лукаш уже забыла, когда громкие дела раскрывались и убийцы несли наказание: «Беспомощность закона. Культ силы. Безнаказанность. Презрение к власти.
Правоохранительная система, превратившаяся в денежный пылесос. Море оружия. Криминалитет. Никогда еще государство не было таким слабым, а его граждане столь незащищенными. Я не понимаю КТО власть и ЗАЧЕМ нужны государственные органы, когда стреляют в ребенка. И знаете, что будет дальше? А ничего. Мы уже и забыли, что убийства должны раскрываться, а преступники отвечать. Мои соболезнования семье и близким Вячеслава Соболева. Самые искренние соболезнования. Всем нам».