Противоречивые заявления, которые на разных уровнях делает украинское руководство относительно возможности предоставления Донбассу особого статуса и согласования пресловутой «формулы Штайнмайера» как инструмента движения к этой цели, легко объяснимы.

Во-первых, небольшая, но агрессивная часть украинского общества, следующая за партией войны, не примет такого компромисса ни под каким соусом. Эту часть общества команда президента Зеленского вполне могла бы игнорировать — с рейтингом поддержки «слуг народа» свыше 70% радикалы не представляют большой опасности. Но неоднородная команда президента с вкраплениями ура-патриотов и активистов всех мастей не даст зачистить радикалов, по крайней мере, не даст сделать это быстро.

Во-вторых, что кратно важнее — проблема статуса Донбасса поднимает вопрос существования Украины как унитарного государства в принципе. Как показывают последние опросы, в регионах Украины, особенно приграничных, сильны сепаратистские настроения. Одни хотят широкой автономии регионов, другие — и вовсе присоединения к другим странам. Последних пока не более 2-3% во Львовской и Черновицкой областях, но и эти цифры нельзя назвать мизерными.

Киев капитулировал. «Формула Штайнмайера» будет подписана
Киев капитулировал. «Формула Штайнмайера» будет подписана
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Низкий процент «сепаратистов» на Западной Украине объясняется двумя главными причинами. Во-первых, опрашиваемые в большинстве своем рассматривают отторжение западных регионов в пользу Польши, Румынии или Венгрии как нереалистичный сценарий. А потому даже в опросах не хотят отдавать свой голос за иллюзию. Во-вторых, проект большой украинизации, который воплощался в жизнь экс-президентом Петром Порошенко и пока не слишком тормозится новой властью, дал этим людям ощущение того, что они стали хозяевами всей Украины. Житель Львова более не чувствует себя не в своей тарелке в русскоязычном Киеве, он приезжает туда как носитель правильного украинства и требует брать с него пример.

Случись вдруг отказ от украинизации, разворот, если не на сто восемьдесят, то хотя бы на девяносто градусов, процент несостоявшихся хозяев страны, которые захотят индивидуальной, а точнее общинной интеграции в Европу, существенно вырастет. Нужен только повод. И особый статус Донбасса может стать таким поводом. Многообразная, полиязычная и поликультурная Украина захочет таких же, как у Донбасса, прав и свобод. И в этом — главная причина нерешительности команды Зеленского в вопросах мирного урегулирования. Они не столько боятся голосующего пророссийского анклава внутри страны, сколько расползания страны как таковой.

Влиятельный украинский еженедельник «Зеркало недели» со ссылкой на свои источники рассказывает о том, что в Евросоюзе уже обсуждают раздел Украины по чехословацкому сценарию. Мол, была одна плохая страна — получили две хорошие. Судя по всему, на Западе тоже хорошо понимают, что за обсуждением особого статуса Донбасса, «формулы Штайнмайера» и прочих вариантов урегулирования конфликта на самом деле кроется разговор о вероятном распаде Украины в обозримой перспективе. И о том, как сделать этот распад безопасным для самой Европы.

С точки зрения же украинского руководства, торг идет не за последовательность действий, описанных в Минских соглашениях — проведение выборов в Донбассе, а после контроль Украины над своей восточной границей или наоборот. Загвоздка в том, как дать Донбассу то, чего он хочет, вернуть его в состав Украины и при этом не дать последней развалиться или, по крайней мере, отсрочить деструктивные процессы на неопределенное время. И на сегодняшний день эта задача действительно кажется неразрешимой.

Переговоры по Донбассу заморожены. Что дальше — прогноз экспертов
Переговоры по Донбассу заморожены. Что дальше — прогноз экспертов
© РИА Новости, Григорий Сысоев | Перейти в фотобанк

Вполне возможно, что когда Владимир Зеленский — самостоятельно или с подачи своих более опытных спонсоров — обещал прийти лишь на один президентский срок, делал это не по наитию, а с пониманием того, что не хочет быть могильщиком государства.

Киев сейчас испытывает колоссальное давление со стороны Германии, Франции и даже официального Вашингтона, которые подталкивают Украину к окончанию войны. Последние преследуют свои собственные цели в мирном диалоге, и цена, которую Украина заплатит за мир, их не особо волнует. И если ценой войны были многотысячные жертвы, утрата территорий, разрушение промышленности и миллионы выехавших из страны в поисках лучшей жизни, то ценой мира может быть прекращение существования Украины как единого государства. «Лечение» войны, к сожалению, может протекать сложнее, чем сама болезнь.

Возможно, уже сейчас команда Владимира Зеленского ищет спасительный путь, который позволит не выполнять предвыборные обещания президента, оставить все как есть. Ведь из двух составляющих — прекратить войну и вернуть территории — можно выбрать только первое. Развести войска, прекратить стрельбу, создать зону безопасности под контролем международных организаций и на этом остановиться. Так существуют Азербайджан и Нагорный Карабах, Молдова и Приднестровье, два Кипра — греческий и турецкий и т.п. Нужно лишь затянуть всю эту историю с мирным урегулированием еще на год, а там, глядишь, в США к власти снова придут воинствующие демократы, и мир в Украине снова стане невозможным.

К сожалению, сейчас на Украине сложилась ситуация, когда ничего не делать намного комфортней, чем предпринимать шаги к миру. В стране нет политического консенсуса на этот счет, и в этом смысле мир Украине действительно может быть только навязан извне. Но мир в Донбассе ценой распада крупного государства в центре Европы может быть шагом к большой войне. Об этом речь, а вовсе не о параметрах «формулы Штайнмайера».