Украина накануне нового передела собственности?

Если на информационной поверхности волны — значит, на экономических глубинах настоящий шторм. Вижу, зарубежные наблюдатели не радужно оценивают экономические перспективы Украины. Украинские евробонды после статьи Financial Times про компенсацию для Коломойского упали на 1,8 — 2,0 %.

FT процитировала премьера Гончарука, который сказал, что Кабмин ищет варианты, как компенсировать Коломойскому 5,5 млрд. за «Приват». Дальше началась самая настоящая политическая комедия — пресс-служба Кабмина требует от FT опровержения, а американское издание утверждает, что передала слова премьера точно.

А ведь история с «Приват-банком» — это только верхушка айсберга! Политические и экономические синоптики прогнозируют самый настоящий шторм в металлургии — а это, как ни крути, одна из главных статей экспорта.

Украина кончается там, где начинается Коломойский
Украина кончается там, где начинается Коломойский
© AP, Efrem Lukatsky | Перейти в фотобанк

Здесь тоже тон задает Коломойский — см. его тезисы из того интервью Цензору и нормы законопроекта №1210 народного депутата Гетманцева.

А «приватовцы» просто развивают тезисы Коломойского. Правда, для тех, кто знает, как оно на практике, такая аргументация не работает.

Например, «рупоры» Коломойского обвиняют горно-добывающие компании в том, что они продают за рубеж сырье — а надо продавать металлопродукцию, которая стоит дороже. Так Саудовская Аравия, США, Канада тоже сырье продает — в виде нефти. Кто какую нишу на мировом рынке занял — тот свой продукт и продает.

Да, есть Криворожский железорудный комбинат, который поставляет концентрат железной руды не за рубеж, а украинским металлургам. То есть, на него эти обвинения не распространяются. Кому принадлежит? Управляют менеджеры Коломойского. Ребята, это двойные стандарты.

Или, например, Коломойский и его глашатаи обвиняют металлургов в получении сверхприбылей. Хорошо, может, на Криворожском железорудном собственник — а это группа «Приват» — платит рабочим европейские зарплаты? См. Google — не далее как в феврале был скандал, когда рабочие предъявили, что им платят низкие зарплаты. Так это двойная игра. Пусть Коломойский сначала сам начнет делиться сверхприбылями.

Или вот, например, обвиняют металлургов в том, что они получают возмещение НДС. Ребята, так все экспортеры возмещают НДС. И предприятия Коломойского тоже. Например, Никопольский завод ферросплавов в 2018 году получил возмещение НДС на 1,747 млрд. Опять двойная мораль!

В общем, когда под видом разговоров, что надо платить больше налогов, делиться прибылями и т.д. происходит «закручивание гаек» для конкурентов — это не борьба за справедливость, а передел.

Похождения "уникального проходимца". На что пошел олигарх Коломойский, чтобы вернуть свой бизнес
Похождения "уникального проходимца". На что пошел олигарх  Коломойский, чтобы вернуть свой бизнес
© скриншот с видео "Радіо Свобода" | Перейти в фотобанк

Если государство хочет, чтобы ГМК производил больше металлопроката — то стимулирует потребление металлопродукции. Это сразу подстегнет и потребление железорудного сырья — его будут продавать на Украине, а не на экспорт. А когда под высокие разговоры про «продукцию с высокой добавочной стоимостью» создают невыносимые условия, чтобы «отжать» бизнес — это передел.

А передел — это всегда потрясения. Вспомните 90-е, когда промышленность лежала на боку, пока «фабрики-заводы-пароходы» не приобрели нынешние хозяева Ахметов, Коломойский, Ярославский, Жеваго, Пинчук… Сегодня горно-металлургический комплекс — это 24,6 % украинского экспорта, каждая третья гривна валютных поступлений. А ведь есть еще зависящие от металлургов машины, станки и оборудование — это еще 11,6 % от всего объема экспорта.

Если одна статья в Financial Times так обвалила еврооблигации, представьте, что будет, когда они напишут про передел в ГМК! А ведь тогда счет подобных публикаций в FT, Reuters, Bloomberg пойдет на десятки, если не на сотни. Евробонды будут идти по цене бумаги, на которой напечатаны.

Поэтому есть большой риск, что МВФ оценит последствия и больше не даст ни цента — аргументируя тем, что Украине просто нечем будет возвращать заем.