Из Одессы пришло радостное известие — депутаты областного совета все-таки смогли уволить живописца Ройтбурда с поста директора Одесского художественного музея.

В связи с этой дикой антисемитской выходкой хочу напомнить, «за что мы их не любим».

2 мая 2014 года, когда пожар в Доме профсоюзов еще догорал, Ройтбурд опубликовало у себя в ФБ заявление со ссылкой на достоверные источники в силовых структурах, что погибшие куликовцы все поголовно граждане России и Приднестровья, о чем свидетельствуют найденные при них документы.

«Одесса» — город, которого нет. Чем отличаются новые фильмы Тодоровского и Тарантино
«Одесса» — город, которого нет. Чем отличаются новые фильмы Тодоровского и Тарантино
© РИА Новости, Владимир Трефилов / Перейти в фотобанк

Это заявление было моментально растиражировано не только в соцсетях, но и в ведущих украинских СМИ.

Сегодня, когда известны официальные поименные списки погибших, которые все оказались одесситами, к сожалению, на Украине можно встретить массу обычных граждан, которые до сих пор уверены, что в Доме профсоюзов «сами себя сожгли» диверсанты из Тирасполя и Москвы.

Именно ради того, чтобы доказать правоту Ройтбурда и подтвердить причастность властей РФ к Русской весне в Одессе, за решеткой 5 лет продержали Евгения Мефедова, вся вина которого состояла в том, что, имея вид на жительство в Одессе, он обладал российским паспортом.

Совершенно понятно, что версию про приднестровцев и россиян Ройтбурд придумал не сам, он просто слил в сеть фальшивку, состряпанную в СБУ. Таким образом, он обеспечил информационное прикрытие массовому убийству, пустил общественное мнение по ложному следу, а значит, непосредственно причастен к этому акту геноцида. Директорство в ОХМ — это 30 сребреников, которые контора выплатила своему добровольному помощнику.

2 мая 2014 г. кто-то стрелял из ружья в безоружных людей — как Сергей Ходияк, кто-то добивал палкой выпрыгнувших из огня людей — как Всеволод Гончаревский, кто-то брал на себя политическую ответственность — как Алексей Гончаренко, а кто-то осуществлял информационное сопровождение — как Саша Ройтбурд.

Ни один из этих убийц не понёс никакой ответственности за содеянное.

Я сейчас в принципе не касаюсь сомнительной художественной деятельности этого афериста, выдающего себя за живописца. В конце концов, это дело вкуса. Кому и какашки как котлетки.

Но человек причастный к массовому убийству одесситов не может занимать в нашем городе никакой должности. Это понимает даже такой прожженный негодяй, как Гончаренко, который в украинскую Раду от родного города предпочитает не избираться. То, что есть люди, которым такие простые вещи нужно объяснять, уже само по себе признак печального нравственного состояния нашего общества. То, что в Одессе нашлось необходимое количество депутатов, которые это понимают, — признак того, что порядочных людей в нашем городе и регионе всё же больше, чем убийц и их приятелей.

Говорят, что на ниве руководства музеем помимо концертов мужиков в трусах и рогатых нацистских касках на фоне полотен русских живописцев Ройтбурт добился и каких-то положительных результатов. Утверждают даже невероятное — этому административному гению удалось в богатейшем миллионном городе найти денег на то, чтобы залатать крышу, и на полотна русских живописцев с потолка больше не капает дождевая вода.

Надеюсь, что такой предприимчивый человек, как Ройтбурд, покидая вверенное ему помещение, не потащит за собой кровельное железо.

В Одессе уволили директора художественного музея, замешанного в трагедии 2 мая — Васильев