Соучредитель аналитического центра "Украинский институт будущего" Анатолий Амелин оптимистично оценил первые сто дней президента, а особенно его стратегические решения: «Знаете, в чем главное достижение Зеленского в первые 100 дней? Как ни странно это роспуск парламента и вот почему:
1. Если бы выборы парламента состоялись по плану, Кабмин мы бы получили к ноябрю (в лучшем случае). А его программу действий в начале года.
2. Рейтинг Зеленского уже бы просел, коалиция была бы слеплена из того, что слепить нельзя. Со всеми вытекающими.
3. Кабмин был бы квотный.
Этой партии это министерство, той — вон то. В принципе как и было последние 28 лет.
4. Фамилия премьера или спикера была бы для украинцев большим сюрпризом. Вполне возможно, неприятным.
5. Качество программы Кабмина на 5 лет было бы не лучше туалетной бумаги.
Все равно не исполнялась бы.
6. Согласия в Раде, Кабмине, действиях АП было бы не больше, чем в каденцию Ющенко (при, повторюсь, сюрпризе в лице премьера и спикера).
7. Для внешних партнёров такая страна точно не выглядела бы договороспособной.
8. Приближающийся мировой кризис в такой системе управления сделал бы украинцам и Украине очень больно.
9. Да, 2020 год страна жила бы не по бюджету, свёрстанному новой властью с учётом требуемых реформ, а по старому со множеством «хотелок» в него включённых. Т.е. 2020 год реформ бы не показал.
Но теперь у нас есть шанс:
— Иметь слаженные командные действия Кабмина, АП, ВРУ, что важно в кризисный период (!).
— Иметь Кабмин и его программу задолго до утверждения годовых инвестиционных программ международных инвесторов. Мы ещё можем попасть в фокус их внимания.
— Исключить конфликты, споры и популизм в погоне за политическими баллами при непопулярных реформах.
Есть, конечно, шанс и «налажать», но такой шанс был бы и в другом сценарии, где шанса быстро эффективно провести реформы не было совсем.

Депутат восьмого созыва Евгений Мураев не верит в созидательную политику президента Зеленского, но политика в виде шоу продолжится и дальше: «Когда весной этого года я призывал Вас прийти на участки и проголосовать на выборах против Порошенко, я прекрасно понимал, что если не сменить курс движения страны, наступит катастрофа. Спустя сто дней я вижу, что все обещания о мире, народовластии, референдумах, весенних посадках, гуманитарной политике и равноправии всех граждан оказались всего лишь хорошо срежисированным номером талантливого человека или тех, кто пишет ему сценарии. В любом случае монополия на власть получена.
Порошенко пал, но модель страны Порошенко осталась прежней. А между тем, вопросы, которые всех делили на противоположные лагеря на протяжении последних пяти лет и в ответ за которые я имею букет уголовных дел, начинают звучать из уст даже «партнеров». О том, почему мы потеряли Крым, откровенно высказался Президент США — ведь сама вероятность потери Россией своей ключевой военно-морской базы в Севастополе заставила Москву аннексировать Крым; о том, что на Востоке мы имеем дело с элементами гражданской войны — сказали Игорь Коломойский и новый премьер Британии Борис Джонсон. И тот простой факт, что пока, по данным СМИ, для обмена пленными с Россией по формуле "33 на 33" украинской власти удалось наскрести аж целых 15 человек, рушит стереотипы, сформированные пропагандой! Скажите, а где тогда остальные сотни пленных «бронебурятов» и чьими паспортами размахивал нетрезвый кондитер?
Вместо формулы суверенной, экономически успешной и высококультурной страны нам подсовывают диджитализацию в стиле рэп. Но еще президент Линкольн говорил о том, что "Можно всё время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя всё время дурачить всех". Все больше людей начинают это понимать и видеть. Но пока шоу маст гоу он».

Медиаэксперт Александр Харебин: «Говоря о ста днях президентства Зеленского, стоит упомянуть о четырёх аспектах этого периода. Во-первых, он безоговорочно выиграл третий тур президентских выборов, которым его команда обоснованно называла досрочные выборы в Раду. Причем его молодая партия «безликих» политиков получила уверенное большинство в парламенте и право единолично формировать кабинет министров, а также всю вертикаль исполнительной власти в стране.
Во-вторых, впервые в истории Украины разгром «старых» политических элит обеспечил концентрацию всех ветвей власти в стране, кроме «четвертой», в руках президента. Что, в свою очередь, подразумевает его персональную ответственность за все происходящее, включая монопольное право как на будущие победы, так и на поражения.
В-третьих, украинский избиратель с пониманием отнесся к ограниченным полномочиям президента, что объективно связано с саботажем его инициатив распущенной Верховной Радой и «чужим» Кабинетом министров. По замерам закрытой социологии, за время, прошедшее после президентских выборов, личный рейтинг Зеленского и рейтинг ожиданий от его работы стабильно находится на пиковых показателях в пределах 70%.
Что касается ожиданий избирателей и ответов на вопросы разных социальных групп, то выбранная тактика и стратегия предвыборной кампании на президентских и парламентских выборах дает Зеленскому возможность повременить с публичной позицией, причем не только во времени, но и в её наполнении. Это касается как ответов на вопросы по тарифам для населения, так и вопросов, связанных с позицией Украины по путям и возможностям достижения мира на Донбассе.
Что касается явного провала, то он пока один — никто в стране не наказан, никто не посажен. Прошла весна, закончилось лето, но запрос общества на справедливость до сих пор не удовлетворен. Показательные эмоциональные «порки» чиновников, публичная риторика и пристальное внимание Зеленского к широко известным в узких кругах очагам коррупции пока воспринимаются как населением, так и участниками коррупционных схем с настороженностью и недоверием в части способности правоохранительной и судебной систем довести начатую борьбу до конца. Осень станет для Зеленского рубиконом, переход которого определит его будущее как президента Украины, а также задаст формат и окончательную модель взаимоотношений в связке президент — парламент».


Олеся Яхно-Белковская: "Отказ Зеленского от пресс-конференции, но вместо этого интервью актёру, сыгравшему в «Слуге народа» роль премьер-министра (а «1+1» выдают это за итоги), — это не только констатация того, что никаких результатов за первые 100 дней нет. И не только констатация того, что и внятных целей на последующий ближайший период тоже нет. Но и демонстрация того, что «кино продолжается». Шефир (первый помощник, которому президент передал долю в бизнесе в 8 компаниях) ведь так и сказал, что их цель после президентства — это снимать большое кино и получить «Оскар». То есть цели на послепрезидентства «У Зеленского» есть. А целей на период президентства — нет".

Журналист Виталий Портников написал о будущем, которое еще предстоит пережить украинцам: «Символично, что 100 дней президента Владимира Зеленского пришлись на празднование Дня независимости и альтернативный марш по киевским улицам. Мы могли убедиться, что украинское общество — общество Майдана — живо и активно. Если десятки тысяч людей могут собраться на праздник, то можно представить себе количество тех, кто может собраться на протест. И это тоже итог 100 дней президентства Владимира Зеленского, пришедшего к власти на охлократической волне. Но эта волна имеет значение только во время выборов, во времена кризисов и волнений жители всегда остаются дома, а на улицы выходят граждане. Предшественники Зеленского, оседлавшие такую же охлократическую волну надежд в 1994 году и в 2010 году, могли в этом наглядно убедиться. Поэтому на самом деле у Владимира Зеленского очень простая и ясная задача. Избранный голосами охлократического большинства, он должен стать президентом государственников. От того, в какой мере удастся это Зеленскому за последующие 100 дней и понимает ли он вообще важность и неизбежность такой задачи, будет зависеть вектор грядущего развития страны и масштаб кризиса, который нам еще предстоит пережить».