Но случай этот — частный и почти тривиальный в нынешних реалиях — обозначил более глобальную и важную тенденцию. А нужна ли журналистика как таковая и где заканчивается свобода слова? Об этом поразмышляли и соцсети.

Бизнесмен Евгений Черняк вспомнил, что подобный профессиональный кризис испытывают СМИ в США, а сам президент Трамп не слишком жалует журналистов. Что уж говорить про украинских: «Депутат украинского парламента назвал журналистку центрального издания ‘тупой овцой'. До этого журналистка в более мягкой форме оскорбила депутата оценочным суждением. Почитайте Трампа, как он борется с оценочными суждениями против себя и как называет журналистов СNN в своём твиттере.

Такой сейчас формат взаимоотношений с прессой: посредники в общении с аудиторией любому, у кого есть прокачанный Фейсбук больше не нужны. Журналисты плохо это воспринимают и со своей ролью лидеров общественного мнения прощаться не хотят.
У депутата Бужанского очень интересный Фейсбук, хорошая аудитория, которая лояльна к нему, думаю, больше, чем аудитория Нового Времени к журналисту, позволяющему себе обидные оценочные суждения. А значит, такие скандалы сильно бьют по репутации журнала. Любой человек может обратиться к своей аудитории, минуя журналистов.

Истории трёхлетней давности, когда журналисты, написав оценочные суждения из неназванных источников, сдав СМИ в печать шли отдыхать, а фигуранты их оценочных суждений месяц оправдывались- в прошлом. Теперь любой, кто имеет 10 тысяч подписчиков является не просто журналистом, он является владельцем СМИ.

И имеет право на свои оценочные суждения. Как бы это не раздражало классических журналистов. Да, и ЛОМ(лидерами общественного мнения) теперь являются блогеры, у них подписчиков и единомышленников в разы больше, чем у любого СМИ.
Этику оценочных суждений определяют тоже они и это их право. Будущее наступило, и формат общественно значимых сообщений фундаментально изменился. Просто знайте, что на обидные оценочные суждения на основании информации от неназванных источников, всегда найдутся свои неназванные источники, а пару тысяч перепостов и 7-8 тысяч лайков это в разы больше, чем любой тираж любого СМИ. Как бы обидно для классических журналистов это не звучало. Вы же за свободу слова, правильно?

Ну так свобода слова есть не только у вас».

Бывший министр юстиции Елена Лукаш очень лично восприняла эту ситуацию и столь же эмоционально прокомментировала свое отношение к большинству украинских журналистов: «Что-то похожее на газетёнку под названием «Новое время» обиделось, что Макс #Бужанский, в ответ на грязь и ложь газетенки, назвал издание одиозным, а журналистику назвал овцой. А в чем проблема? Абсолютно симметричная негативная оценка в ответ на негативную оценку, как по мне. И вообще это был комплимент. Потому что хватит врать самим себе. Никакие вы не журналисты. Вы — группа овец.

То есть две группы: тупые — которых просто используют, и «золотые», руно которых надо покупать для внедрения в умы людей нужной информации. Сколько мерзости я читала лично о себе…. НО дело даже не в характеристиках и оценках, которыми, не смотря на типа какие-то стандарты объективности, щедро одаривали меня и других такие вот «журналисты». Дело в том, что зачастую это была ЛОЖЬ. Но я, свято уважая свободу слова, НИ РАЗУ не наказала чёрные рты в суде. Ни разу. И наоборот, много журналистов пользовались моими услугами для собственной защиты в судах. Я считала, что журналисты — особое племя, которое несет важную миссию, и генеральная задача — им не мешать, не ругать, терпеть критику этих «псов демократии» и даже защищать. Я ошибалась. Я передумала. Очеловечила зачем-то и наделила не присущими качествами группу ракообразных членистоногих. Масса «журналистов» — обычные наемники. Не «сторожевые псы демократии», а просто ПСЫ. Псы, готовые по команде собственника, за кусок мяса разорвать, залить слюной, сожрать, срыгнуть и нагадить.

А тронешь — скулеж о свободе слова. Прямо на собственных испражнениях. О какой вы лаете свободе? Вы ж в намордниках. И то, что вы зачастую пишите и говорите — это не журналистика. Это разжигание, унижение, навязывание, пропаганда и это ложь.

Это грязевые ванны и заказная субъективность. Это мнение вашего рабовладельца, старательно озвученное «журналистами» рядом с тарелкой корма. Раз для вас нет стандартов, принципов и ограничений — то и для меня тоже. Только вы связаны каким-то там статусом «журналист», а я — нет. Вы во-о-обще не нужны в эру социальных сетей. И вам никто не собирается нравиться.

И будем встречаться в судах. И будем называть вещи своими именами, и привыкайте к этому, помойки. Привыкайте к эпитетам и потерям: публичным, репутационным и судебным. Ибо достали вы немного «журналисты». И аудитория думающих так же как и я — побольше вашей. Так что пора вам подмываться и готовить дождевички. И пора добавлять в Уголовный кодекс норму о клевете. С конфискацией и запретом права занимать должности в СМИ. И эти мои эмоциональные оценки не касаются тех немногих, кто остался в профессии, кто чтит стандарты, кто дает нам информацию, факты, объективность. Тем немногим — поклон».

Политтехнолог Дмитрий Раимов встал на защиту профессии и ее прав: «ПАРТИЯ СЛУГ извинилась за Бужанского. И попросила у журналистов не высказывать своё мнение. Оценочное. Уважаемая пресс-служба, вы там совсем на солнце перегрелись?! Журналист имеет право высказывать своё мнение. Ибо он говорит от своей аудитории. Он может провоцировать вопросом. Журналист может. А вот вы должны следить за каждым словом. Чтобы потом не оправдываться».

Юрист Маси Найем разъяснил, в чем разница между политиком и частным лицом, и при чем тут журналистика: «Ко вниманию партии «Слуга народа». Ваш очень недалекий депутат М. Бужанский обозвал журналистку НВ. Вы же считаете это "достаточно понятной реакцией" на оценочные суждения и призываете представителей СМИ воздержаться от такого рода оценочных суждений. Но очевидно же, что вы не читали судебное решение ЕСПЛ по делу Лингенс (Lingens) против Австрии от 08 июля 1986 г. Не стану пересказывать всю суть, но процитирую самое важное: "…пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего, первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества, к каждому его слову и действию. Нет сомнения, что п. 2 статьи 10 позволяет защищать репутацию каждого, т.е. распространяется и на политиков, даже когда они выступают не в личном качестве; но в таких случаях противовесом подобной защиты выступает интерес общества к открытой дискуссии по политическим вопросам."
Макс Бужанский, надо быть сдержаннее. И извиниться. Вы уже политик. А не хулиган с улицы (а именно так вы себя сейчас ведете)».

Блогер Валерий Прозапас напомнил, что тренд общения с журналистами и их места в обществе обозначила новая команда президента Зеленского, когда заявила, что не нуждается в посредниках: «Андрей Иосифович (речь идет об Андрее Богдане. — Ред.) тогда не просто так заявил о "нам СМИ больше не нужны ", он прекрасно знал, что информационное поле восторженно всерьез и надолго. Их пул теле- и радио каналов, ботофермы в интернете с платными фб- и youtube-блогерами позволяют чувствовать себя достаточно уверенно в дезориентированном и деморализованном обществе. Тем более созданы и ручные "оппозиционные" говорящие головы из всяких Ивановых и Гришиных, которые суть единое целое со скунсами Бужанским-Дубинским.

А зацементировав это парочкой интервью российским коллегам, очертив круг своих интересов — можно расслабиться и в принципе не заморачиваться ограничениями ни в словах, ни в действиях, все равно для 90% общества во всем еще пару лет будут виноваты "мародеры с порохоботами".
Красивая игра, грамотная система, все схвачено, "овцы" в стойлах — остается только снять шляпу и немного пожалеть тех "журналистов", которые не поняли, что произошло, и уверяют себя, что "главное — как будут голосовать голуби" и растерянно спрашивают, где насрано».