О чем большинство и высказалась в своих соцсетях. Для комментаторов этот информационный повод тоже стал уместным, чтобы заявить о своей политической принадлежности.

Депутат Верховной Рады восьмого созыва Борислав Береза воспринял фантазии Венедиктова буквально: «Какое "Эхо Москвы"? Нафиг! Он хочет, чтоб радиостанция с названием "Эхо Москвы" вещала из Киева? После Крыма? После Донбасса? Они там совсем ошалели? А может, еще Соловьева со Скабеевой в ведущие возьмет? С таким же успехом они могут назвать себя "Эхо Мордора" или "Унитазное эхо", но тут их не будет. ДБЛ БЛД! В общем гнать его в Запоребрик».

Очевидный троллинг Венедиктова у здания СБУ счел необходимым прокомментировать и дипломат Дмитрий Кулеба: «Я против полумер. Не надо нам бюро «Эхо Москвы» в Украине. Надо сразу пригласить Киселева и Соловьева вести аналитические программы на украинских телеканалах. Что касается фото господина Венедиктова на фоне СБУ, где он складывает пальцы, то настоящий русский либерал и патриот должен делать такие фотки на фоне здания ФСБ на Лубянке. И чтобы сзади горели только подожженные им входные двери ФСБ. Тогда это акт воли, истомлённой духом свободы.
А перед СБУ — это не либерал, а профессиональный тролль, который издевается над либеральностью страны пребывания. Приехал, создал медиаповод, всех разбудил, улыбнулся и уехал».

Политолог Карл Волох искал глубокий смысл в приезде московского журналиста и написал о зашифрованных политических посланиях Кремля и самого Путина: «Приезд Венедиктова — очередной акт операции «стать на колени перед Путиным». Кремлевский диктатор уже несколько раз четко продемонстрировал, что ни на какие взаимные шаги навстречу Зеленскому для урегулирования конфликта он не готов: никаких реальных приостановок огня, никаких обменов «всех на всех» или, по крайней мере, Вышинского на Сущенко, никаких исполнений решений трибунала в Гааге. Никаких договоренностей не будет без существенных уступок Зеленского в сфере государственного суверенитета. Путин ясно дает понять, что на диалог равных преЗедент рассчитывать не может, а должен четко признать превосходство кремлевского босса и каждый раз «зарабатывать» любые уступки с его стороны.
Пока все выглядит так: вносите изменения в закон о языке и допускаете в Украину российских пропагандистов — мы пойдем на более реальное прекращение огня или иной символический жест. Практически уверен, что приезд Венедиктова сразу после телефонного разговора Зеленского и Путина не случаен. Как и то, почему Зеленский так скупо комментирует эту свою беседу. У Путина сейчас ситуация win-win если Зеленский будет прыгать по его команде, делать все, что от него ожидают в Москве и украинцы это проглотят, Кремль получит все бенефиты, которых добивался. Если народ не захочет терпеть, то в случае гражданского восстания у него гарантированно есть план полной дестабилизации ситуации и, вероятно, дезинтеграции Украины.
Третий вариант, Зеленский сможет дать серьезный файт, там вряд ли рассматривается: россияне не зря так однозначно сделали на президентских выборах ставку именно на этого кандидата.
Словом, пока все идет именно по плану Путина, а Венедиктов с его намерением по филиалу газпромовского ЭМ в Украине — просто один из промежуточных этапов этого плана».

Нардеп восьмого созыва Николай Княжицкий вспомнил о собственных заслугах на гуманитарном фронте: «Даже ради того, чтобы "эха Москвы» не пудрили нам мозги, стоило принять закон о языке. По словам русских "таварищей", именно это их останавливает. И стоит закон защитить и начать воплощать».

Депутат парламента Мустафа Найем написал, что создать радио «Эхо» в Украине невозможно в правовом поле. Но при этом счел все же прокомментировать заявления Венедиктова: «Радиостанция «Эхо Москвы» не сможет вещать в Украине. Это не угроза, не возмущение и даже троллинг. Вопрос лежит исключительно в правовой плоскости. Дело в том, что перед началом вещания редакторам придется ответить на вопрос и прописать в своих внутренних правилах, чей Крым. Если радиостанция будет считаться с Конституцией Украины и называть Крым украинским, у них обязательно появятся проблемы в Москве, где это расценивается как уголовное преступление. Если же корпункт будет называть черное белым, аннексию — референдумом, а Крым — российским, проблемы с законом у них точно возникнут в Украине. Конечно, радиостанция может решить вообще не упоминать Крым, войну и оккупацию. Но, простите, кому нужна тогда эта мурзилка. И свобода слова тут ни при чем».

И только журналист Наталья Влащенко по-настоящему разобралась в сути и мотивах высказываний и перформансах московского коллеги: «Постоянно в ленте натыкаюсь на интервью Алексея Венедиктова во время его приездов в Киев, трактовки его высказываний, в которых он в присущей ему хвастливой манере рассказывает о своей незаурядной роли во всех важнейших событиях ХХ века. Ну, такая у человека самопрезентация — это нормально. Кто из творческих людей не любит прихвастнуть и сделать значительное лицо?
Но у меня вопросы:
1) Почему журналист с таким значением каждый раз фотографируется напротив известного здания на Владимирской? Он — агент? Он туда заходит и с кем-то беседует?))) как-то комично выглядят эти многозначительные намеки.
2) Алексей передает письма и просьбы Зеленскому. Но в интервью Венедиктов признается, что не видел президента в глаза. Через кого передает, неясно.
3) уже 10 лет он мечтает сделать корпункт «Эха» в Киеве, но злые силы не дают. Какие — не ясно. Особенно до 2014-го. Теперь — квоты. Венедиктов туманно намекает, что изыскивает внутренние резервы для пересмотра украинского закона… он надеется.
4) Он любит Киев и приезжает сюда покушать и повидаться.
И все бы ничего. Даже то, что эта чушь обсуждается на полном серьезе. Но, честно говоря, читая заголовки о том, что приезды Венедиктова таинственным образом совпали с телефонными переговорами Путина и Зеленского, хочется спросить: А что еще мы можем натянуть на голову, чтобы как-то совместить свойства плазмы и грибной сезон в Пензенской области?»