Украинская земля — мифы и рифы.

На мой взгляд, те, кто резко обеспокоился грядущей приватизацией земли, беспокоятся не о том. Миф о том, что украинская земля — лучшая из всех, повторил Зеленский в Турции. Правда, это не совсем миф. Украинский чернозем действительно один из лучших в мире. Но вот незадача. Сейчас 21 век, а не 19. Опасность не в том, что жадные латифундисты скупят по дешевке сверхценный украинский чернозем.

Современные технологии орошения и использования минеральных удобрений лишили украинский чернозем особенной притягательности.

Ну, нет сегодня в мире дефицита производства зерна и молока. Крохотный Израиль без черноземов и дождей кормит фруктами и ягодами Европу, каменистая земля Турции родит апельсины и помидоры для Италии и Франции, а Германия с ее серыми почвами является крупнейшим экспортером пшеницы, как и Франция, хотя в 19 веке их кормила пшеницей Россия.

Миф второй. Свободный рынок земли привлечет небывалые инвестиции. Простите. А какие еще инвестиции нужны для выращивания рапса и подсолнечника? Гибридные семена и производительные комбайны и так покупают производители. Что еще нужно? Сельское хозяйство — это не производство электронной техники, здесь не нужны новые цеха, заказ оборудования или научно-исследовательские центры.

То, что тратят сегодня на производство растительного масла, то же будет и после приватизации. Может, краткосрочно оживится потребительский рынок, когда селяне, продавшие свои паи, придут покупать кровельное железо для своих домов или планшеты своим детям. Но это будет такой же короткий эффект, как оживление после продажи ваучеров-приватизационных чеков. На заборах, окружающих стройки линий метро в Москве висит надпись: «Стройка — на время, метро навсегда!» Перефразируя эту надпись, можно провести приватизацию украинской земли под слоганом: «Гривна — на время, потеря земли — навсегда!»

Распродать страну за копейки? Как у Зеленского проведут земельную реформу
Распродать страну за копейки? Как у Зеленского проведут земельную реформу
© РИА Новости, Игорь Зарембо | Перейти в фотобанк

Т.е Украина, как государство, не получит от приватизации земли ничего вообще. Ну, миллиард-другой ухватят и убегут чиновники, ну построят двухэтажные сарайки сотня-другая тысяч счастливчиков, продавших свои паи, на триста гривен поднимут пенсии.

А что дальше? И тут встает вопрос: почему же так дожимают с приватизацией земли МВФ, Евросоюз и прочие партнеры?

Вспомните, как резво скупили в Европе казалось бы нерентабельные предприятия в Болгарии, Чехии и ГДР И тоже вначале шумели о небывалых инвестициях, которые рекой польются в эти заводы, и как расцвете промышленность этих стран.

А по факту оказалось, что собственники, купившие за копейки эти предприятия, их тихо…закрыли. Они просто по дешевке убрали конкурентов на рынке. Где болгарские овощи или прибалтийская молочная продукция?

А где прибалтийская радиоэлектроника или чешские грузовики?

И очень велика вероятность, что турки, скупившие земли на юге Украины, просто уничтожат конкурентов по выращиванию помидоров, а европейцы уберут конкурентов по выращиванию пшеницы.

Украине оставят самую грязную и неблагодарную часть — выращивание подсолнечника и рапса. И что после приватизации можно будет сказать собственникам? Хозяин-барин!

И реально миллионы селян будут просто выброшены из жизни, лишенные возможности зарабатывать себе на существование.

Готовьтесь к земле. У Зеленского объявили о земельной приватизации
Готовьтесь к земле. У Зеленского объявили о земельной приватизации
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк

Для выращивания подсолнечника и рапса не нужны миллионы людей, живущих на земле. Именно поэтому в очень немногих странах есть реальная собственность на землю, в подавляющем большинстве стран — долгосрочная аренда, а аренда — совсем другие права.

На самом же деле все люди, живущие на земле, должны иметь возможность жить плодами своего труда — откармливать цесарок или выращивать грибы, сажать виноградники и пасти овечьи стада, выращивать помидоры или смородину.

Но для этого нужно, чтобы земля не попала в руки монополистов-латифундистов, а оставалась в использовании людей, живущих на земле.

Право на жизнь на селе погибнет при продаже земли на Украине.