Посмотрел обращение Александра Вилкула. У некоторых представителей политикума оно вызовет истерику. Хотя Александр Вилкул предложил уже с новым президентом сделать то, что обещал, но так и не сделал президент старый, — гуманитарную децентрализацию.

В июне 2014 года Порошенко на встрече заявил, что «местные общины будут иметь полное право использовать все другие [языки], в том числе русский язык». Далее Порошенко заявил, что подготовленные изменения в Конституцию будут предусматривать расширение полномочий регионов относительно чествования различных аспектов исторической памяти и применения различных культурных традиций.

Заседание СБ ООН о русском языке на Украине превратилось в словесную перебранку дипломатов
Заседание СБ ООН о русском языке на Украине превратилось в словесную перебранку дипломатов
© РИА Новости, Дмитрий Астахов | Перейти в фотобанк

«Я не хочу, чтобы когда-либо еще языковой и культурный вопросы раскалывали страну и использовались горе-политиками для того, чтобы раздразнить людей. Это ваши полномочия», — заявил Порошенко, обращаясь к представителям органов местного самоуправления. Он подчеркнул, что местная община должна самостоятельно решать, на каком языке говорить, какие песни петь, кому возлагать цветы к памятнику. Впрочем дальше, как видим, Порошенко пошел в совершенно ином направлении, поставив на деятелей вроде Вятровича и прочих парубийотов.

Вернемся к тому, что предложил Вилкул. Есть в его плане нормализации ситуации в языковом вопросе принципиально новая идея, ранее не озвучивавшаяся украинскими политиками (американские профессора не в счет) — создать Украинский институт русского языка. Абсолютно адекватное и здоровое предложение.

Почему? Потому, что сегодня в результате «игр патриотов» с тотальной украинизацией рискуем получить новый раскол в украинском обществе. На этот раз еще и в среде условных «патриотов», но снова на языковой почве.

И на этот раз конфликт будет не искусственным, а достаточно реальным. В условиях, когда накоплена усталость от неопределённости перспектив, а очарование прежних эмоционально окрашенных концептов и парадигм (от «жидобандеровцев» до «русскоговорящего украинского национализма») изрядно подувяло.

Причем самое поразительное, что теперь основная угроза формированию в стране политической нации проистекает со стороны «этноозабоченных» украинцев. Некоторых из которых впору признавать прямыми агентами влияния РФ. С одной стороны, за образцово показательные проявления «пещерного национализма». А с другой стороны, за старательно и настойчиво вбиваемый клин между украиноговорящими и русскоговорящими гражданами. А выбивать такие клинья нужно, и идея с институтом русского языка из этого разряда.