Оно, конечно, можно было бы возвопить про репрессии, если б НЕ

собственноручно подписанные законы и кодексы,

собственноручно созданные правоохранительные органы,

собственноручно отреформированные суды,

собственноручно вскормленные болтливые соучастники и

собственный длинный язык, назвавший каждое уголовное дело — гордостью.

Остается косить под невменяемого или аэропорт.