Про Грузию — текст, который точно не понравится никому, но его нужно было предельно честно написать.

Россия, останавливая авиасообщение с Грузией, не наказывает грузин и не наказывает российских граждан, которые едут в Грузию. Россия наказывает грузинский бюджет и отрезвляет грузинскую администрацию.

Россия не считает, что грузины — русофобы. Но за долгие годы и даже десятилетия в Грузии была выкормлена, воспитана, выращена целая русофобская прослойка, состоящая, к сожалению, в значительной части из грузинской интеллигенции, к которой, живущей в плену националистических и антиисторических мифов, примкнули люди тёмные, необразованные. Можем ли мы говорить о том, что в этом виноваты исключительно «происки Вашингтонского обкома» — нет, безусловно, в этом есть огромный наш промах и вина. Когда европейские структуры и США раздавали гранты, содержали научные коллективы, издавали журналы, финансировали сайты, платили зарплату членам правительства, организовывали образовательные туры и курсы, помогали — на самом деле помогали! — в проектах по развитию медицины и образования — что же делали мы, кроме мотопробегов или концертов, кроме круглых столов и высокомерных, чванливых попыток выстроить отношения исключительно с элитами, которые вроде как должны сами разбираться с людьми: ни-че-го.

Совсем недавно мне пришлось дважды в разных аудиториях спрашивать об одном и том же, в первый раз за три недели до оскорбительных для нас (а не грузин, на самом деле) событий в Тбилиси, а второй раз недавно, в обоих случаях это были сотрудники МИД, представители российских НПО, Россотрудничества. У нас — констатировал я — очень плохие межгосударственные отношения с Грузией. Есть ли в зале люди, которые всерьёз считают, что нужно поставить памятник российско-грузинской дружбе на проспекте Руставели, провести ещё один мотопробег или большую конференцию за дружбу, чтобы эти отношения улучшить?» — и среди слушающих всегда были люди недовольные, но не решившиеся поднять руки. Всегда, к сожалению, были.

В интересах врагов народов. Сходства и различия майданов в Тбилиси и Киеве
В интересах врагов народов. Сходства и различия майданов в Тбилиси и Киеве
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Среди наших тяжелейших ошибок было и то, что мы долгие годы не отменяли визовый режим с Грузией. И была надежда, совсем недавно ещё, что наконец-то это глухое раньше дело сдвинется с мёртвой точки. Но оскорбительный хаос в Тбилиси убил эту надежду, боюсь, надолго. Объясню, почему это нужно было сделать давно: российские граждане ездят в Грузию без виз, грузинским подданым же нужно было или получать гуманитарную визу, или получать её с приглашениями, — в то же время они могут ездить без виз в Европу. Что делает молодой человек, когда у него есть выбор: поехать в Барселону или Берлин без визы или платить за место в очереди или иную взятку (к сожалению, часто такое бывало, будем честны), чтобы поставили визу в Россию — он едет в Европу. Для России это не турист, это связи, живые, которые перетирались и прерывались долгие годы. Бизнесмен купит визу, организует себе возможность ездить в Россию — для него это терпимые издержки, но не для молодых людей. Мы теряли влияние, это был самострел, растянувшийся на годы.

Среди наших тяжелейших ошибок было наше желание политизировать диалог тогда, когда в этом не было нужды. Отсюда я полагаю ненужными и провоцирующими политические акции и мероприятия. Нужно ли нам на самом деле, чтобы Грузия именно официально и прямо сейчас признала Южную Осетию и Абхазию? А зачем — ведь гарантии безопасности ЮО и Абхазии со стороны России железобетонные? Ведь есть же — и много раз был нами же заявлен! — разумный подход подтолкнуть Тбилиси к диалогу с Цхинвали и Сухуми. Если Россия формально исходит из состоявшейся и признанной независимости этих республик, официально призывала Тбилиси — годами призывала! — выстраивать свои отношения с ними, а не с Россией по поводу ЮО и Абхазии, то что же мешало относиться к этому чуть более политически отстранённо, позволяя Грузии налаживать особые отношения с Южной Осетией и Абхазией, что снижало бы риски и напряженность, в том числе и со стороны Тбилиси в отношении России? Неужели мы с 2008 года были настолько не уверены в себе? Есть ли у России именно о б я з а т е л ь с т в а перед Южной Осетией и Абхазией сохранять ради них с Грузией именно п л о х и е отношения?— Не думаю, это абсурдно. Есть обязательства перед Южной Осетией и Абхазией, описанные формально соглашениями и договорами, о поддержке, помощи в развитии, в безопасности. Но нет ни одного, которое требует оставаться врагом для Грузии.

Нужно понимать, что для Грузии история с Абхазией и Южной Осетией, как бы мы к этому ни относились, сколько бы не было справедливости в знании о том, что войну 08.08.08 развязал Саакашвили нападением на расположение миротворческого батальона, что безэмоционально зафиксировано в докладе ОБСЕ Тальявини — для Грузии это всё равно незаживающая национальная травма. Так же как остаётся эта война травмой и для осетин, и для абхазов. И нет ни одного правительства Грузии, которое смирится с утратой Южной Осетии и Абхазии и после этого останется у власти, в обозримом — на десятилетия — будущем. И России нужно учитывать это. Каким образом — убеждён в этом — помогая региону решать тяжелейшие гуманитарные проблемы, связанные с поствоенной травмой беженцев по обе стороны, активно налаживая диалог между сторонами.

Что же касается русофобии в Грузии: это, к сожалению, факт. Как бы ни были сейчас оскорблены этим заявлением умные, адекватные, добрые люди, которых, конечно же, большинство, а русофобов меньшинство. Но это факт, признайте это.

Да, русофобов меньшинство, но меньшинство наиболее крикливое, политически активное, медийное, решительное и целеустремлённое. Странно утверждать, что крики «ну и забирайте своих туристов», редкие идиоты, отказывающие туристам из России, заявление президента Грузии, что «Россия — враг» — не русофобия, а что-то только «против политиков». Если это постколониальная травма, в чём нас часто пытаются убедить некоторые грузинские патриоты, уверяя, что Грузия была колонией России (ещё один антиисторический бред), то давайте для чистоты эксперимента попытаемся утверждать, что лозунг «Франция — враг», выкрикнутый где-нибудь во франкоговорящий бывшей колонии, тем более заявленный главой государства, ничем не может угрожать туристам-французам в этой стране. Или США — не постараются ли уберечь своих граждан от опасности в стране, где проходят антиправительственные манифестации под лозунгами «Yankee go home!»?

Грузия, которая всегда с нами
Грузия, которая всегда с нами
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Нельзя проклинать страну и ждать оттуда туристов, нельзя оскорблять делегатов и представителей этой страны — и при этом утверждать, как приятно приезжать в гости. Это инфантилизм, настоящий национальный инфантилизм — так считать. И чем искреннее оправдательные крики о том, что «нас не так поняли! Мы любим русских (и российские деньги)» — тем ярче и понятнее, что это инфантилизм (или ложь — пусть самые крикливые из профессиональных патриотов Грузии скажут, что лучше).

И самое печальное: где же заявления со стороны тех умных, добрых и адекватных грузин в Грузии ли, в грузинской диаспоре ли, что всё это гадость и глупость, что в ситуации, когда у нас постепенно появился хотя бы проблеск надежды на постепенное улучшение наших отношений (туризм, соглашение по железной дороге, диалог по визам) нельзя выкрикивать проклятия в адрес России, недопустимо вестись на язык ненависти — где слова осуждения? Кто хоть слово сказал в защиту моего коллеги Сергея Гаврилова, которого пригласили (!) в Тбилиси, которого усадили как гостя (!) на кресло в зале заседаний парламента, дед которого — грузин, то есть Грузия Сергею не чужая страна (!) — никто, вообще никто. Несколько человек только, кого я знаю, решились на такую невероятную смелость — призвали к спокойствию и сдержанности, к разуму.

Грузинская диаспора в большинстве своём стремительно заткнулась. Повела себя трусливо. Никто не хочет навлечь на себя реакцию той самой активной, агрессивной, организованной публики, которая составляет пока что меньшинство («мишинство»?) в Грузии, которая активируется при любом упоминании Грузии в России, Россией, по поводу России, кем-то из России — и представители которой обязательно появятся здесь в комментариях доказать, что никакой русофобии в Грузии никогда не было и нет.

И что же правительство Грузии, заслонившееся щитами и слезоточивым газом, поскольку действия бунтовщиков угрожали ему физически?— Оно всё так же не готово, не способно к содержательному ответу, к реальной работе, к тому, чтобы со своей стороны пытаться наладить отношения с Абхазией и Южной Осетией, во всех равных случаях так же предпочитая пикироваться с Москвой по поводу оккупации, даже тогда, когда возможно работать с ЮО и Абхазией. И тут недальновидность и ошибки нашей кавказской политики дополняются недальновидностью и ошибками властей Грузии. Грузинское правительство, власть проявила себя как бессодержательная, как слабый заложник патриотов даже не Грузии, а грузинского евроатлантизма, как охвостье русофобов и истериков. Стало быть, туда ей и дорога, такой администрации, стало быть, с ней станет как с Турцией в свою время — очень чувствительный удар рублём. И теперь сама Грузия, те самые турбоактивисты, с подачи извне, в сложнейшей для страны экономической ситуации, правительство Грузии, загнала себя в угол. Россия будет морозить экономические связи, пытаясь отрезвить Тбилиси — в условиях, когда взамен на истерику в стиле «держите меня семеро, сейчас я оккупантов буду убивать» — мы видели это на видео из зала Парламента страны — американцы и европейцы уже не будут готовы отсыпать денег, как бывало раньше. Будет тяжело, будет бедно, в Грузию активно зайдёт Турция, поскольку поляна будет освобождаться. Кого-то это порадует («партнёры по НАТО», «у турок много денег», «вместе в Евросоюз пойдём», «нас с турками 90 миллионов»), возможно. Но это уже другой выбор, даже не европейский.

И самое печальное: я не очень верю, что санкции что-то поменяют прочно, даже после «отрезвления» такие кризисы будут повторяться и повторяться — так же, как это и происходило всегда в Грузии, циклично.