Макрон объясняет необходимость возвращения России в ПАСЕ в тех самых выражениях, в которых это делают депутаты — сторонники отмены санкций против Кремля: мы хотим помочь не Путину, а россиянам, которые иначе лишатся возможности жаловаться в ЕСПЧ.

И становится ясно, что это осмысленная стратегия, а не какая-то там ошибка. Стратегия примирения с Кремлем при сохранении украинского кризиса в неизменном виде.

И в этом смысле, конечно, хорошо, что Зеленский смог дать отпор Макрону. После всего того, что он наговорил во время своей предвыборной кампании, после того, как западные медиа изобразили его представителем «партии мира», для которого главное — «просто перестать стрелять», а остальное приложится, голос этого украинского президента звучит не очень убедительно.

Но, по крайней мере, звучит. По крайней мере, на Западе убедились, что позиция Владимира Зеленского по основным вопросам достижения мира на Донбассе и отношения к санкционной политике не отличается от политики его предшественника, что Зеленский — это естественное продолжение Порошенко не из любви к самому Порошенко, а просто потому, что никакой другой эта политика быть не может.