Порошенко отчаянно ищет публичной поддержки украинского общества, элиты и своих политических противников. Ему остро нужна хотя бы имитация поддержки его кандидатуры во втором туре президентских выборов. Но даже Смешко, Бойко и Ляшко отказались открыто его поддерживать, не говоря уже о более мелких кандидатах. Медведчук и Ахметов также заняли выжидательную позицию, гибельную для политических планов «спасения рядового» Порошенко. Армия порохоботов, по-прежнему изливает желчь и ненависть на всех, кто не верит в честную победу Порошенко и кормится только слухами из Банковой о секретном «чудо-оружии», которое в последний момент поможет избежать унизительного поражения. Ибо одно дело проиграть «политическому тяжеловесу» Тимошенко и совсем другое дело проиграть «зелёному», неопытному и аморфному Зеленскому.

Есть ещё слабая надежда на певца Вакарчука, но тот готов косвенно поддержать Порошенко, но по принципу — теперь голосуй сердцем и умом, и «по приколу» тоже, как в первом туре. И те многочисленные безликие технические кандидаты в президенты, которыми Банковая насытила избирательный список, типа Юрия Тимошенко, скорее подтвердят репутацию Порошенко как нечестного и грязного политического игрока, чем помогут поднять его рейтинг во втором туре. А это значит, что фальсификация и подкуп избирателя во втором туре в пользу Порошенко будет проходить весьма туго. Местная бюрократия, мафия и бизнес уже почувствовала «запах поражения» Порошенко и постарается дистанцироваться от него, а не помогать.

Я уже не говорю о силе политической мести со стороны Тимошенко, которая справедливо уверена, что именно Порошенко через подкуп и фальсификацию украл у неё победу на выборах.

А главное — все реальные кандидаты в президенты, кто не прошёл во второй тур, уже думают об участии в парламентских выборах, как конвертировать, полученные результаты на этих выборах, в успешную парламентскую фракцию. Поэтому зачем им рисковать поддержкой неудачного и скандального Порошенко, у которого уже нет реальных политических аргументов и козырей и которому всё равно нельзя верить.