Саммит «Большой двадцатки» в Буэнос-Айресе оказался вполне продуктивным, но его следует оценивать скорее не по декларативным итогам. Заявления о необходимости реформирования ВТО, о необходимости содействовать росту экономики, тема беженцев и оказания им гуманитарной помощи, а также приверженность Парижскому соглашению по климату — это тот минимум, о котором сегодня могут договориться ведущие страны мира, и то в декларативной форме. Ибо любая встреча такого формата сегодня — это выяснение договороспособности Запада в целом и Америки при Дональде Трампе в частности. И пока со всем этим довольно плохо.

Именно поэтому «двадцатка» стала в итоге «саммитом двусторонок» — как выясняется, мировым лидерам проще договариваться о конкретных темах с конкретными странами, а не действовать в общем интересе. Атмосфера национального эгоизма, которую во многом задал именно американский лидер, похоже, передалась в итоге почти всем. Он сам приехал явно ради встречи с председателем КНР Си Цзиньпином в преддверии полномасштабной торговой войны. Ибо сама мысль о том, что Дональд Трамп искренне хотел обсуждать в многостороннем формате климат или ВТО, была бы, мягко говоря, преувеличением.

Не менее бессмысленно сводить российское участие в саммите к теме — состоялась или нет беседа В. Путина с Д. Трампом. В нынешних условиях, когда глава Белого дома под домашним «обстрелом» даже за сам факт встречи с российским президентом, ничего продуктивного от таких встреч объективно ожидать не приходится. Несомненно, нужно отметить и результативность украинской провокации: Порошенко надежно блокировал любой конструктив в отношениях Запада и России, что, собственно, и было одной из целей керченского инцидента. Можно лишь посочувствовать американцам и европейцам, которые сделали себя заложниками киевских провокаторов. Равно как и всему человечеству — без обсуждения остались важнейшие глобальные проблемы современности, включая нераспространение и сокращение ядерного оружия, противодействие терроризму, восстановление разрушенных войнами экономик и гуманитарная помощь нуждающимся в ней.

А вот двусторонние встречи Владимира Путина с лидерами Саудовской Аравии, Аргентины, Японии, Турции, безусловно — дипломатические успехи. Удалось договориться по многим рабочим вопросам.

Что, впрочем, не умаляет важности вопроса о том, насколько работоспособным сегодня является формат «двадцатки» в ситуации, когда Запад пока откровенно не готов обсуждать какие-то темы, которые бы оговаривали глобальные правила на условиях общего равенства и взаимовыгодной кооперации мировых держав. И это на сегодня объективно блокирует прогресс во многих международных делах. Что, впрочем, не отменяет необходимости диалога в формате G20 — иначе как еще донести мнение мира до поборников его однополярной модели?