Мировая дипломатия она такая. Хотя логика французского лидера вполне понятна. Времена, когда весь мир лихорадило от легкой простуды Парижа, давно в прошлом. Приходится просить, чтоб не затеняли тот блеск, что остался от последнего проявленного сто лет назад grandeur français.