Ограничительные меры в отношении украинцев и украинских компаний, введенные указом премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, не столько напугали, сколько насмешили тех, кто оказался в санкционном списке.

«Сегодня Россия наложила именные санкции на украинских деятелей. В списке Ильенко, Кохановский, Аваков и… Евгений Карась. Но не Васильевич, а Валерьевич. Художник и собственник художественной галереи, а не лидер С14», — пишет лидер радикальной ультраправой группировки Евгений Карась.

В комментариях к записи радикалу посоветовали тотчас же открыть свою художественную галерею.

Не понял смысла санкций против него и лидер запрещенного в РФ «Правого сектора» Андрей Тарасенко: он оказался в списке вместе с бывшим главой организации Дмитрием Ярошем и возглавляющим ее боевое крыло Андреем Стемпицким.

«Вспомнился анекдот: «Кум, а нас за что?» Вроде и фабрик шоколадных у нас нет, и зарплату в Сбербанке не получаем», — отметил он.

В комментариях националист пояснил, что и без санкций не собирался совершать поездки в Россию.

Впрочем, разница «калибров» фигурантов санкционного списка повеселила не только их, но и противников.

«Из всех фигурантов санкционного списка, на самом деле, больше всех пострадал персонаж под номером 49 — народный депутат козак Гаврилюк. Ведь когда закончатся его депутатские полномочия, он из-за персональных санкций не сможет работать на стройках в РФ», — заявил народный депутат Михаил Добкин.

Многие обратили внимание на то, что в санкционных списках не нашлось место президенту Украины Петру Порошенко.

«Пётр Алексеевич, судя по санкционному списку, вам нужно выдвигаться от Единой России», — иронизировал экс-замглавы Администрации президента Украины Андрей Портнов.

Позже он же подметил, что в санкционном списке пропустили одного из украинских разведчиков.

«Друзья, нет мыслей, почему в российский санкционный список из всех прочих руководителей разведывательных органов Украины не попал начальник Главного разведывательного управления Бурба? Может, это за прошлые заслуги, за то, что он при Януковиче за противодействие Майдану отвечал?» — задался вопросом Портнов.

Совсем не понимают список даже российские эксперты.

«Это называется — из пушки по воробьям. Абсолютно невыборочный подход. В отношении некоторых (бизнесмен Александр Ярославский) санкции запоздали года на четыре, в отношении других (Иван Куличенко, экс-мэр Днепропетровска) они сложно объяснимы, в отношении третьих (Дмитрий Ярош) — глупы и бессмысленны. Или кто-то всерьез считает, что лидер ПС мог иметь бизнес в России? А если мог, значит, все эти четыре года имел возможность гонять деньги?» — недоумевает политэксперт Олег Бондаренко.

А вот украинские политологи шутить не намерены.

«Это вообще-то не очень похоже на санкции — сравните с американскими или даже украинскими, а — скорее всего — приглашение к разговору. Это цель №1. Цель №2 — внести разброд в украинские политические элиты. Ждем схватки «агентов Кремля» против «врагов Кремля»? Именно поэтому в «санкционный» список попали странные люди и компании, и в 10 раз больше ещё более странных не попало», — считает политолог Руслан Бортник.

В свою очередь политтехнолог Андрей Золотарёв уверен, что список, несмотря на то что многие его посчитали лишенным логики, на самом деле очень продуман.

«В персональном списке есть два вектора. Один вектор ориентирован на российский внутриполитический дискурс. В его рамках список насыщен как «ястребами» из «партии войны до победного конца», так и медийно-клоунскими персонажами вроде Гаврилюка и Парасюка. Спрашивается, для чего? Ответ предельно ясен: аудитории ток-шоу, потребителям политической информации, необходимо продемонстрировать то, как карают за антироссийскую позицию. По крайней мере создать видимость. Тем более такого рода требования давно озвучиваются в российских медиа и политической среде. Второй вектор внешний, нацелен вовне — на ту часть украинского политикума, которую можно отнести к «партии мира». Оппоненты относят их в разряд пророссийских политиков, однако это не более чем устаревшее пропагандистское клише. Наверное, просто перед началом нового электорального цикла Кремль, используя политику «кнута и пряника», мотивирует этот фланг украинской политики если не к сдаче в плен, то к более активной, даже радикальной позиции», — уверен украинский политтехнолог.

В свою очередь политолог Дмитрий Корнейчук уверен: российские санкции свидетельствуют о том, что действующий президент Украины рассматривается как договороспособный партнер.

«Если отсутствие самого Порошенко еще можно пояснить тем, что в санкционные «списки» не принято включать президентов, то остальные товарищи, через которые проходят денежные потоки президента, вполне могли бы там отказаться. Но их нет. Хотя в Москве и попытались «прикрыть» Порошенко, включив в санкционный «список» его сына. Но все же понимают: Алексей Порошенко — это человек-никто», — уверен политолог.

Однако многие, напротив, указывают, что нахождение в санкционном списке — лучшая агитация. И если бы списка не было, его следовало бы придумать, чтобы поднять рейтинг многим «сбитым летчикам» украинской политики.