По поводу падения курса гривны

Мне много поступает вопросов по этому поводу. Хочу отметить сразу, что я сторонник поддержания макроэкономической стабильности в стране, и все делал от меня зависящее, чтобы она существовала в Украине.

Все знают, что в 2002-2004 гг., 2006-2007 гг., и в 2010-2013 гг. в Украине действительно была макроэкономическая стабильность: курс гривны был устойчивым, стабильными были цены и тарифы, экономика развивалась, реальные доходы населения росли.

Мне приходилось очень серьезно воевать с теми, кто был заинтересован в обратном.

На девальвации валюты очень многие «зарабатывали», рост цен и тарифов создавал возможность получения сверхприбыли, соответственно, доходы населения падали, при этом обогащались немногие.

Разумеется, мои противники называли меня «консерватором», обвиняли в жестком администрировании и других «грехах». На их стороне были все наши внешние консультанты (включая МВФ).

Привожу пример: все помнят, что 4 года я поддерживал курс гривны на уровне 8 грн./$1. Мне предлагали прекратить поддержание курса и ввести «плавающий курс». Я отвечал: «Чтобы отпускать гривну в свободное плавание, надо вначале научить ее плавать. В противном случае, «плавающая гривна» превратится в «тонущую гривну», что, собственно, и произошло после моего ухода в отставку. Гривна практически утонула, обесценившись более чем в 3,5 раза, и это еще не предел. Но она не просто сама утонула, но еще и потянула за собой на дно экономику, людей. Миллионы наших соотечественников стали искать работу за границей, а Украина превратилась в беднейшую страну мира.

Девальвация — это всегда обесценивание стоимости труда национального производителя. ВВП Украины в 2013 г. был порядка $180, теперь около $100 млрд. Также упали доходы населения. Кто заинтересован в девальвации? Это, прежде всего, валютные спекулянты и экспортёры, поставляющие за рубеж продукцию с малой добавленной стоимостью (сырье, полуфабрикаты, зерно) и низкой долей заработной платы в общей стоимости продукции.

Девальвация — это всегда рост цен и тарифов, убытки предприятий, занимающихся модернизацией, освоением новой продукции, производимой за счет валютных кредитов. Поэтому те небольшие плюсы в виде инфляционных доходов бюджета, определённой части экспортеров перекрываются мощным негативом от резкого замедления или даже падения экономики, сокращения внутреннего рынка и падения доходов населения.

Страна, проводящая независимую экономическую политику, всегда имеет возможность при любой ситуации на внешних рынках обеспечивать макроэкономическую стабильность. И я это доказал на практике в труднейших 2012 и 2013 гг.

Лжецы киевского режима обманывают народ тем мифом, что якобы валютные резервы были на нуле, в казне якобы не было денег и тому подобной чепухой.

Любой желающий может зайти в интернет и узнать, что на момент моего ухода в отставку валютные резервы страны были больше, чем сейчас, через 4,5 года при громадных кредитах МВФ, Мирового банка, финансовых вливаниях из США и ЕС.

А если мы тогда имели достаточные валютные резервы, значит, государственная казна по определению не могла быть пустой, даже учитывая трехмесячные беспорядки, захваты административных зданий и сооружений.

Правительство в любой момент в условиях «кассовых разрывов» могло взять кредит в НБУ и покрыть эти «разрывы», а уж затем навести порядок и обеспечить поступления в казну. Ведь экономика страны работала на момент моего ухода в отставку нормально.

Но чтобы это сделать, надо было, прежде всего, знать и уметь, как это сделать. А Яценюк и Турчинов умели только воровать, отсюда и все проблемы, которые Украина до сих пор «разгрести» не может. А чтобы оправдаться, киевский режим уже почти 5 лет рассказывает, что во всем виновата прежняя власть.

Я 3 года назад предложил Яценюку: «Давай поменяемся местами, и я тебе покажу, что и как надо делать». В ответ — очередная порция грязи, обвинений, липовых уголовных дел. Кто от этого выиграл? Яценюк. Он отметил «первый миллиард». Кто проиграл? Украинский народ. Его продолжают кормить брехней и обещаниями, а экономика тем временем «пробивает очередное дно».