«Важно, чтобы были автономные, независимые штаты, которые решают свои проблемы собственными силами, имеют собственную образовательную систему, правительство, — в рамках объединенной Конституции», — вице-президент США Байден в Раде об Украине в декабре 2015-го…

Но индейцы с Печерских холмов тогда не послушались заокеанского шрифа: как же — только дорвались до власти, до денег, до бюджетов, до налогов и тарифов, и тут все взять и раздать?! И понеслась истерия: «сепары», «вата», убить, оградить, посадить…

А зря. Ведь если Украина даст больше полномочий регионам, то все конфликты, искусственно созданные сейчас, и те, естественные, долго длящиеся, уйдут в никуда.

В мире отмечаются две тенденции — центробежность и центростремительность. Сегодня в Украине очевидна центробежность: Киев утомил всех, его политика злит и раздражает, регионы хотят отойти в стороны, больше власти на местах, самостоятельности, полномочий. Конечно, многие боятся об этом говорить, потому что их тут же обвинят в сепаратизме, попытаются пришить опять какие-то нарисованные, взятые с потолка статьи.

Но, между тем, это так. В стране масса противоречий, которые дали почву для пролития крови.

Большая половина украинцев считает, что ради мира на Донбассе нужно пойти на любые компромиссы, а 18% опрошенных хотят установить мир с помощью силы. 57 % не поддерживают декоммунизацию, а 35 % считают, что это нормально. Для 80% 9 мая и 8 марта — это праздники, но для оставшихся-то нет. То же касается героизации ОУН УПА: в некоторых областях к этому относятся позитивно, в других они были и навсегда останутся исключительно коллаборантами и пособниками нацистов. И очень сложно объяснить людям и назвать нормальными квазинацисткие шествия, которые день за днем проходят в Киеве и во Львове. Все эти противоречия настолько обострены, что, в частности, именно они явились истинной причиной войны, которая идет на Востоке.

Для того, чтобы исправить ситуацию, необходимо изменить устройство государства. Потом, со временем, очень вероятно наступление после центробежности центростремления. Но это потом. А сейчас альтернативой разваливающемуся унитарному государству может стать федеративное, о чем и говорил американец. Как США, Германия, Швейцария, например. Федеративное государство представляет собой союз достаточно независимых территорий, у которых есть традиционно и своя система правопорядка, и судебная система, и свои законодательные органы, и свои законы. Законы, защищающие свои традиции и видение истории.

Понятное дело, что армия, высшие суды и правоохранительные органы, таможня и пограничная служба, система национальной безопасности, национальные регуляторы, например, НБУ, — это все находится во всеобщем, федеральном центре. Но в регионах должна быть выборные полиция, прокуроры, суды. Свое правительство, свои региональные парламенты. Территории должны получить собственные, достаточно независимые бюджеты, финансирование, полное право на налоги, на деньги, которые заработал регион.

Сегодняшняя же «децентрализация», как бы проводимая властью, является не более, чем пародией на федерализацию (собственно, как все). Президент просто не хочет выпускать полномочия, особенно денежные и судебно-карательные, и раздать это людям на места.

Но он не понимает, что центробежность просто выйдет из-под контроля и все равно будет осуществлена, но по другому, очень негативному для Украины, сценарию. Федерализация — это не сепаратизм, не руки-ноги Капитолия или Кремля, а нормальный цивилизованный путь развития, который сегодня для Украины является спасительным.