Совбез ООН не смог объединиться ни по одному из трёх проектов резолюций по/против Сирии. Желающие усмотреть в этом полупустоту хрестоматийного стакана начнут сейчас рассуждать о кризисе ООН и недееспособности Совета Безопасности. При этом наши недоброжелатели не упустят возможности ещё разок пнуть Россию — мол, это она же заблокировала американский вариант, опять «злоупотребив правом вето».

Два моих комментария на этот счёт. Первый — про вето. На самом деле, этот уникальный механизм не фиксирует неравенство государств с эксклюзивными правами «пятёрки» по сравнению с остальным миром. Ровно наоборот. Он не позволяет никому из этой «пятёрки» в одностороннем плане навязать миру свою волю. Этот механизм уравнивает возможности сильных государств по отношению друг к другу, а не усиливает одни перед другими. И в этом смысле он жизненно необходим и он обязательно должен быть сохранен при любой последующей реформе ООН.

И второе. Вчерашнее голосование в Совбезе разделило его участников не по принципу — одни допускают возможность использования химического оружия, а другие нет, или — одни за истину и справедливость, а другие всего лишь покрывают преступников. Голосование было сорвано по другой и очень простой причине — оно не было должным образом подготовлено. В основу консолидированных решений держав, несущих коллективную ответственность за мир и безопасность, должны ложиться только проверенные факты, а не продиктованные геополитическими соображениями гипотезы. Алгоритм может быть только таким: констатация проблемы — всестороннее разбирательство — коллективная реакция. Или отсутствие реакции, если доказательств не нашлось. Что, кстати, не менее важный результат. Все иные варианты действий направлены против модели ООН и только разрушают организацию.

Вчерашний исход голосования — в конечном счёте не «против», а «за». За ответственность в подходах и за здравый смысл в политике. За недопустимость «судов Линча» и за презумпцию невиновности государств, пока исчерпывающим образом не доказано иное. И в этом смысле стакан все же скорее полуполон, чем полупуст.