Глава британского МИД, блеснув эрудицией, сравнил покушение на Скрипалей с сюжетом Достоевского из «Преступления и наказания»: дескать, все мы знаем с самого начала романа, кто преступник, вопрос только в том, признается он сам или будет пойман…

На самом деле по Фрейду, но с точностью до наоборот. Все мы знаем, что доказательств причастности России у Лондона нет, иначе они давно были бы предъявлены.

Не могут не знать этого ни Борис Джонсон, ни Тереза Мэй. И рано или поздно они будут пойманы на лжи.

Но тут включается не изведанный до того в мировой юриспруденции инструмент: за отсутствующее доказательство преступления выдаётся как раз наказание. Которое нужно организовать. И вот оно: коллективная порука трансатлантистов, массовая высылка дипломатов, отзыв послов. Повязаны теперь все, не отвертеться, что бы ни происходило впредь.

Наказание как доказательство преступления. Достоевский с Раскольниковым отдыхают.