Армен Гаспарян: Успокойтесь, госпожа Мэй, мы вас и не ждали
Армен Гаспарян: Успокойтесь, госпожа Мэй, мы вас и не ждали
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк
Публичные обвинения Лондона в адрес Москвы, да ещё и в ультимативном ключе, вызывают столь же сильные чувства отвращения и неприятия, что и те, которые, наверно, испытало большинство британцев, узнав о покушении на Скрипалей. Эмоции британцев понятны. Логика в нынешних обвинениях отсутствует полностью, если только не принять за логику становящееся маниакальным стремление Запада, где Британия — одна из запевал, раз за разом навешивать на Россию все смертные грехи.

Откровенно беспокоит сама тенденция — мы тут у себя решили, сами расследовали, сами вынесли приговор, сами судим. А Россия должна оправдываться даже без предъявления ей доказательств и без участия на всех стадиях процесса. Для «королевы судов» Британии это деградация полная: тотальная презумпция виновности, когда доказывает не суд и не прокурор, а обвиняемый. Не допущенный ни к доказательствам, ни к процессу. Тот же алгоритм принят по «рашагейту» в США и по «Боингу» в Нидерландах. Вот это настораживает серьезно. Окончательный переход запада в режим сталинских «троек». Почвы для взаимодействия все меньше: какое взаимодействие у репрессированного с карательной системой, кроме принуждения первого к безропотному подчинению последней?

Возвращаясь к вчерашнему сюжету. Оставлю за скобками доказательную базу — судя по сообщениям СМИ, её нет, за исключением страны происхождения отравляющего вещества. Кстати, не уверен, что доказано хотя бы это. Но если и да, то возникает как минимум следующая цепочка.

Я не обладаю соответствующими экспертными знаниями и знаю о шпионских войнах только из шпионских же романов. Но даже мне очевидно, что спецоперация по устранению неугодного лица, реализованная профессионалами, не должна была бы оставить следов. Это задача минимум миниморум. То есть — оружие (в данном случае яд) должно было бы быть распространённым, общедоступным и безликим. Что называется, не имеющим национальности. Дело, подозреваю, нехитрое.

В этом же эпизоде (опять — если принять на веру, что данные не подтасованы и что британские криминалисты не ошиблись) сделано все, чтобы «наследить». А точнее — пустить следствие по «единственно верному» следу. Осталось только визитки и прочие документы «террористов» на месте преступления разбросать. Так не бывает. А точнее — уши торчат.

На мой взгляд, до предъявления каких-либо обвинений, тем более в столь вызывающе недипломатичный форме, британские власти были просто обязаны отработать как минимум две значительно более вероятные версии случившегося.

Первая — провокация окопавшихся в Великобритании ненавистников России, коих там более чем достаточно. Предавших ее не единожды. Пожертвовать «своим» ради «великой цели» досадить бывшей родине, оказавшейся для них чужой. Я бы назвал эту версию «пауки в банке».

И вторая — провокация западных спецслужб (даже не обязательно британских, хотя на них подозрение падает в первую очередь), таким образом удерживающих своих политиков в иллюзии «защитников крепости, осаждённой Россией» и наигрывающих собственную центральную роль в критической ситуации. Спасители отечества. Они пытаются проделать это с Трампом в США, с кибервзломами по всему западному миру, а теперь — и с террористическими «следами». И эту версию я бы назвал «хвост виляет собакой».

В отличие от «российской» версии, у последних двух есть хотя бы внятный ответ на вопрос «а кому это выгодно?»

У «российской» — нет и не может быть. На этом этапе — отвратительно и неприемлемо, госпожа Мэй.