По следам статьи в NYT — по поводу коррупции в Украине

Несколько выводов, к которым немедленно должны прийти экономические аналитики — я не утверждаю, что это именно так и есть, но я утверждаю, что они к ним придут:

1) Коррупция настолько велика, что пронизала практически все сферы государства.
2) Борьба с коррупцией во многом имеет имитационный характер.
3) Политическая воля для снижения уровня коррупции либо недостаточна, либо встречает колоссальное сопротивление на всех уровнях госуправления.
4) Делать бизнес в стране, где есть серьезное сращивание бизнес интересов отдельных групп с властью, — опасно.
5) Учитывая все вышесказанное, с инвестициями в страну лучше не спешить.

Последствия данных выводов:
1) Приток прямых иностранных инвестиций в Украину может оказаться гораздо ниже прогнозируемых на этот год 2-3 миллиардов долларов.
2) Открытая потребность во внешнем финансировании может быть увеличена на сумму недостающего притока инвестиций, т.е. на 1 — 2 миллиардов долларов
3) Сотрудничество с МВФ, а значит и любое институциональное внешнее финансирование (включая ЕС), оказывается в зоне риска.
4) Девальвационное давление на гривну потенциально может усилиться и вывести ее за пределы прогнозируемых параметров в 30 грн, которые заложены в макроэкономический прогноз госбюджета.
5) Инфляция потенциально рискует увеличиться, а значит, НБУ будет продолжать ужесточать монетарную политику. Вероятно, учетная ставка будет и дальше увеличиваться. Перспективы экономического роста, прогнозируемые на уровне 3% в 2018 году, рискуют быть «съеденными». И отставание от мировой экономики продолжит нарастать. (Для справки прогноз роста мировой экономики в 2018 году — 3.9% — итак был выше нашего собственного роста).
6) Уровень жизни населения, который является производной этих «подвижек», может относительно ухудшаться (относительно всей системы)
7) Группу социальных и политических последствий данных выводов оставляю на размышление профильным специалистам.