Все пьют-гуляют, а я весь день с пленными общаюсь. Сейчас домой заскочила и опять — на этот раз к молоденькой девушке, пробывшей в плену больше двух лет. И знаете, я там получила такую порцию счастья, что забыла все злоключения последних дней.

Из беседы с одним из моих героев:

— Я впервые в Донецке, у меня здесь нет никого, да и документов нет, но вот, когда нас везли в автобусах, а дончане махали нам руками приветственно, понял — я дома.

— Может вам привезти что-то?

— Что вы? Мы тут в раю, еще вчера и гуманитарку привезли, люди много несут, совсем незнакомые люди.

Мои собеседники истощены, без зубов, в шрамах от пыток, с разорванными сухожилиями, один старик до сих пор вычищает монтажную пену с ушей.

Запомнился мужчина, которого сдали в СБУ собственные сыновья. Он пока не знает, как дальше жить. Там в плену нужно было выжить и в этом был спасительный смысл. Сейчас он смысла ни в чем не видит.