Вечером ВСУ обстреляли Ясиноватую (ДНР). Есть убитые и раненые. Разрушены дома.

На днях буквально я читала пост украинского волонтера, и не знала, смеяться мне или плакать. Писал человек о том, что когда они приезжают в Донбасс, им местные жители открыто в лицо говорят, как украинских журналистов и волонтеров ненавидят. Вот просто в лицо. Но это они заблуждаются, писал волонтер. Разве можно их таких хороших ненавидеть. Да, действительно, не может человек, состоявшийся, как личность, только на войне в качестве волонтера, и там же обретший веру в свою нужность и значимость, поверить, когда ему в лицо говорят — это мы тут живем, это мы тут гибнем, и это вас мы считаем виноватыми. Не может. Потому что именно благодаря войне и страданиям других людей он пережил свой личностный катарсис, вышел из него новым нужным человеком, и отнять у него это — все равно, что отнять смысл жизни. Вытащить человека из этого, все равно, что вытащить из секты, где его убедили в его особенности и где он пережил самые сильные за всю свою жизнь чувства. А раз самое сильное — значит, самое чистое и праведное. Поэтому и не верит он, когда люди, которым он как бы хочет помочь, говорят ему — уходите, не нужны, ненавидим. Слушает и не слышит. Смотрит, а видит свое.

Вот мне на Майдане, а потом в Дрогобыче толпой говорили — мы вас (россиян) ненавидим. Ок. Верю. И не ненавижу в ответ. Потому что я не росла на истории ненависти к москалям. Я росла на другой истории ненависти — к фашизму. Однако эту историю я не переношу на современных немцев. Современный Берлин я воспринимаю подсознательно как новый Берлин, другой. Когда я в него приезжаю, он свободен для меня от Второй мировой войны. И я не считаю, что современные немцы должны за что-то передо мной каяться. И даже знаю, почему — потому что современные немцы много раз попросили прощения за то, что делали их отцы и деды, и этим давно разрушили историю ненависти. Ненавидя фашизм, я могу любить Германию. В других городах, где прощения за то, что были уничтожены за пару дней десятки тысяч евреев, не попросили, я не чувствую себя также свободно и спокойно, как в Берлине. Но эти города расположены ко мне гораздо ближе, чем Берлин.

Заранее знаю, что скажут украинскому волонтеру в Ясиноватой, окажись он там. Но это не потому, что Донбасс, как пишет волонтер, «злой и колючий». Это потому, что в Ясиноватой вчера вечером погибли от снарядов два человека. Были ранены люди. Разрушены дома.