5 пунктов, отличающих традиционную революцию от «цветной»

Очень важно, на самом деле, разграничить: что такое «цветные» революции, и что такое просто революции. В чём их ключевое отличие. Потому что революции случались во все времена и народы ещё до нашей эры.

Ещё со времен «восстания жёлтых повязок» всегда есть сакральная жертва, всегда есть специальный символ, который характеризует эту группу людей, отделяет её из окружения других людей, всегда есть расширение окна Овертона — допустимого действия.

Что же отличает то, что делали 3 тысячи лет назад, 2 тысячи лет назад от современных «цветных» революций?

Думаю, что ключевое отличие — это состояние общественного сознания. Мировая глобализация сделала возможным применение более универсальных технологий по всему миру. Грубо говоря, 300 лет назад одна и та же технология не могла сработать в Египте и Грузии. Ну, не могла. Состояние общества, каналов коммуникации было абсолютно разное. Оно не позволяло это имплементировать.

Сегодня глобализация сделала это возможным. Мы все смотрим Голливуд. Мы все пользуемся интернетом. Мы все находимся в одном, в той или иной мере, информационном поле. И с небольшими модификациями одна и та же технология может работать. Это первая составляющая.

Вторая составляющая, я об этом тоже думал, все «цветные» революции были в какой-то мере искусственными. В этом их огромная разница с «природными» революциями. Вспоминая старый левый лозунг, что революция — это когда низы не могут, а верхи не хотят, т.е. есть определённая ситуация, когда большинство населения или доминирующая часть населения не переносит существующего метода управления.

В «цветных» революциях этого не было. Во многих странах «цветные» революции возникли на фоне высокой легитимности органов власти, на фоне экономического развития. Т.е. не было открытого проявления кризиса, общественно-политического или экономического, как раньше это было характерно для революций. Поэтому этот фактор позволяет нам говорить об искусственном характере, технологическом характере «цветных» революций, а не природном феномене, который характерен для человеческого общества.

Я думаю, что Шарп только объяснял по факту то, что он увидел, что случается, по большому счёту. Он попытался рационализировать действительность. Но реальные технологии цветных революций находятся в руках спецслужб, в руках глобальных медиа-холдингов, в руках очень небольшого числа ведущих аналитических центров. И в книгах об этом не пишется.

Помните, как в той пословице: «Революция, если она кончилась неудачей, называется иначе». Я думаю ключевое, на самом деле, название появляется потом. И оно пишется победителями. И в зависимости от того, кто победил: революционеры или контрреволюционеры, это событие так и называют.

Классическая революция, если брать вообще философски безусловно смена социально-экономической формации и типов взаимоотношений между властью и обществом в том или ином государстве. Это третий признак, который отличает настоящие революции от технологических революций и переворотов.

Та же Революция 1917 года (и февральская и октябрьская) коренным образом поменяла взаимоотношение между властью и обществом, и коренным образом поменяла власть. Сейчас её называют переворотом, потому что сейчас победили люди, которые по-другому оценивают те события. Но это ещё один ключевой признак.

Если по этому признаку анализировать «цветные» революции. «Цветные» — это не обидное слово, потому что каждая революция имела очень яркий символ: повязку, цвет, кулак, розу, тюльпан, что угодно. У нас, кстати, к такому понятию «цветная» революция больше всего подходит Оранжевая революция. Нынешние события ещё не завершены, нельзя полноценно их оценивать. Поэтому, наверное, эти 3 факта являются водоразделом.

Что ещё отличает… Понимаете, в революции есть элемент стихийности. В отличии от технологических проектов, переворота, например, там есть план конкретный, где расписаны роли участников ключевые, где поставлена цель. Этот план может иметь 10-15 вариаций. Мы сделаем a, b, c, если противник сделает а, б, в, условно говоря. Но это план.

Вот наличие плана — это всегда говорит о технологическом характере этого мероприятия — это четвертый признак. Настоящие революции всегда имеют элементы плана, но это всегда стихийное движение, в котором итоге побеждает тот, кто лучше организован, но изначально это стихийное движение.

И пятый признак «цветных» революций или «технологических» революций — это внешняя легитимизация. Революции возникли в таких тоталитарных странах как Египет, как Тунис, как Ливия. Где власть была очень сильна, где власть была тоталитарной. Но они возникли.

Внешняя легитимизация, т.е. поддержка протестующих извне, причём объединениями государств, геополитическими гегемонами, т.е. это очень важно, что это не просто Конго поддерживает ситуацию в Сомали. Оно является определяющим часто фактором для победы этих революций. И это пятый признак в наше время. Возможно, со временем, он будет какой-нибудь другой.

По одиночке эти признаки могут быть характерны и традиционным революциям. Но «цветные революции», также, как и «гибридные войны» — это просто новая комбинация всем известных методов и приёмов.