Как выясняется, Рутений-106 — действительно очень опасное вещество: даже следовые его концентрации в воздухе оказывают разрушительное влияние на способность здраво соображать у некоторых категорий граждан. Впрочем, следует отметить, что рутений является здесь всё-таки не главной причиной, и что ещё до столкновения с опасным веществом их когнитивные функции были не на высоте, а отравление рутением лишь усугубило ситуацию.

Впрочем, с учётом неудовлетворительного уровня естественнонаучной грамотности населения оно и понятно: люди, не понимающие разницу между беккерелем, кюри, рентгеном и зивертом, от самого слова «радиация» впадают в панику, начинают косить глазом, прядать ушами и проявлять стремление к окукливанию.

Вот и история с «утечкой рутения» вызвала неябыякый общественный резонанс, а отдельные товарищи даже успели сделать из неё далеко идущие общественно-политические выводы.

И хотя в целом научный технофашизм призывает относиться с паническим проявлениям такого рода со стоицизмом и юмором, так как кого волнует, что считают гуманитарии (они и считать-то толком не умеют), я всё-таки хочу внести в вопрос небольшую ясность.

Первое. Вопрос о том, откуда взялся рутений, имеет чисто академический интерес. Собранные МАГАТЭ данные о концентрации Ru-106 в воздухе гласят: в большинстве мест измерения речь идёт об 1-10 миллибеккереле (0,001 — 0,01 беккереля)на кубометр воздуха.

Беккерель — это 1 распад в секунду. Миллибеккерель — это 0,001 распада в секунду. Иными словами, речь идёт об 1 распаде в 10-100 секунд в каждом кубометре. К сожалению гуманитариев, корректно перевести это в рентгены, о которых они где-то слышали и могут загуглить, нельзя по понятным причинам (как нельзя «перевести», например, огурцы в голубей). Кроме того, очевидно, что невозможно вывести «опасный» показатель беккерелей — это всего лишь 1 распад ЛЮБОЙ частицы, а вот вред от этого распада зависит от того, на что она распадается, как ведут себя «осколки» и т.п. Для справки скажу, что в 1 кг бананов содержится 130 беккерелей. А для радиоактивного газа радона средний уровень нормальной концентрации — около 50 (точно не помню) беккерелей на кубометр, а предельно допустимая — что-то около 200. Т.е. в нашем случае рутениевая «прибавка» носит совершенно незначительный характер — что-то так на уровне 0,05%. Население может не беспокоиться и заняться более привычными делами.

Почему же возник интерес к явлению? А он носит, как я уже говорил, академический интерес. Рутений — редкая и довольно-таки дорогая фигня, которой в воздухе взяться вообще-то неоткуда. Т.е. интересно было бы узнать, откуда оно вообще взялось. Конечно, задавать такой вопрос вслух со стороны учёных было не очень разумно: гуманитарии услышали слово «радиация», и всё заверте… Это как любой специалист на уровне рефлекса никогда не употребит слова «атомная станция» и «авария» в одном предложении, даже если речь идёт о ДТП в 100 километрах от объекта.

Как я уже говорил выше, МАГАТЭ составило карту распределения вот этих вот ничтожных концентраций рутения в воздухе. Это, кстати, было непростой задачей: даже некоторые «серьёзные» страны типа Франции просто не обладают оборудованием, чтобы такое померить. Но из того, что померили, получается, что по состоянию на начало октября наивысшие концентрации Ru-106 были в районе румыно-болгарской границы.

К слову, эксперты МАГАТЭ своё исследование заканчивают выводом о том, что найти источник утечки им не удалось. Да и, сути по интонации, не очень-то и хотелось: не нашли, мол, и фиг с ним.

Какой же вывод можно сделать из вышеизложенного? А он прост: учите физику, эти знания может и не помогут вам заработать денег, но повысят ваши шансы сохранить душевное здоровье в наше нелёгкое время.