Об учетной ставке НБУ

Тот, кто что-то понимает в экономике, знает, что без «кредита» экономика развиваться не может. Кредитные деньги — важная составляющая строительства заводов, фабрик, жилья и т.д.

Стоимость кредита определяется учетной ставкой Национального банка. Коммерческий банк, получая финансирование от Национально банка, добавляет к учетной ставке процент и формирует для заемщика стоимость кредита. Заемщик оценивает сроки и затраты на строительство предприятия, сроки освоения проектной мощности, затраты на вхождение в рынок и возможность возврата кредита. Так вот, если рентабельность работы предприятия ниже стоимости денег, то такой кредит никогда возвращен не будет, а ведь заемщику надо возвратить свои затраты.

Понимая все это, наше правительство вместе с НБУ уменьшало инфляцию, а вместе с ней и учетную ставку. В этом плане у меня были серьезные разногласия с НБУ. С 2010 г. нам удалось снизить учетную ставку с 10,5% до 6,5%. Вместе с тем, имея показатель инфляции в 2012 — 0%, а в 2013г. — 0,5%, мы, по моему мнению, уже в 2012-2013 гг. могли бы иметь учетную ставку на уровне в 1-2%, не более. Это бы вызвало тогда резкое оживление экономики. Но мне тогда не удалось добиться принятия такого решения.

Но что мы видим после госпероворота? Все эти годы (2014-2017 гг.) учетная ставка НБУ «зашкаливала», это и 30% и 22%, и вот сейчас НБУ ее снова повысил с 12,5% до 13,5%.

Совершенно определенно можно сказать, что нет сейчас таких производств в промышленности, где бы уровень рентабельности мог бы превышать 15-16%, т.е. по сути кредит как средство развития промышленного производства в Украине отсутствует. Он используется только в спекуляционных операциях, может быть отчасти в посреднических и торговых операциях, где можно иметь относительно высокую рентабельность.

Но мне уже приходилось писать о недопустимо высоком уровне износа, физического и морального, наших основных фондов. Поэтому можно однозначно сказать, что экономика Украины идет к развалу, и чем дальше, тем быстрее. Очень жаль, что многие люди этого не понимают, а когда поймут, будет уже поздно.