Тема Украины звучала на встрече глав государств в формате G20 как второстепенная. С сожалением приходится констатировать, что на фоне глобальных мировых проблем она отошла на второй план и волнует уже меньше. Борьба с терроризмом, Сирия и КНДР на первом месте.

Об Украине говорили, но говорили без Украины. Стало понятно, что с самим руководством страны решать проблемы не будут в силу того, что оно номинальное и не влияет на процессы, происходящие в государстве. Речь о Петре Порошенко. Не думаю, что было трудно организовать приезд Петра Алексеевича в Гамбург. В 2014 году он на свежей волне Майдана и последовавшего государственного переворота был рукопожатный. Теперь его видеть никто не хочет.

Даже очередной раунд переговоров всей «нормандской четвёрки» планирует в телефонном варианте. За этим проглядывается нежелание глав Франции, Германии и России вообще видеть его рядом с собой и проявлять к нему какие то эмоции. Формальный лидер страны не заслуживает иного отношения. Поэтому и проблема с украинским кризисом решалась в первую очередь с точки зрения необходимости давления на Порошенко, а не его мнения на тему урегулирования конфликта в Донбассе.

Украина стала не субъектом, а объектом политики. Её мнение, вернее, мнение Петра Порошенко в расчёт уже просто не берётся.