Эксперты любят назвать сирийскую войну шиитско-суннитским противостоянием. Это демонстрирует погруженность в тему ближневосточной политики и какое-то недоступное обычному человеку тайнознание. Для этой фразы стараются еще выбрать максимально более презрительно-пафосное выражение лица.

На деле и с одной, и с другой, и с третьей, курдской, стороны костяк вооруженных сил составляют сунниты. В правительстве, бизнесе, коррупции — сунниты.

Представители различных этно-конфессиональных меньшинств понятное дело ориентируются на светскую власть в Дамаске, которая противостоит натиску радикального ислама и суннитских монархий. Несмотря на всю демократическую чушь, исламисты не собираются оставлять для этих групп в Сирии полноправного статуса.

Иран тут есть, даже когда могла появиться зона иранского контроля, но не появилась. И русским стоило бы активнее работать локтями. Но собственно иранцев не так много. Важную роль играет Хезболла, афганские «фатимиды», но нельзя сказать, что прям ключевую.

Сирийская война это только один из гражданских конфликтов на ближнем востоке. Еще были Египет с Тунисом, Ливия была — и там никаких шиитов. Хотя другая сторона конфликта все та же — Саудия, Катар и исламисты, под прикрытием стран НАТО.

Один за другим сносили светские режимы родом из социалистического прошлого. Они в 20 веке составляли реальную конкуренцию традиционным суннитским монархиям, активно сотрудничали с СССР. Некоторые из них даже стали довольно успешны в экономическом плане. А Каддафи так вообще собирался создавать союзы в Африке альтернативные неоколониальным.

Но их снесли одного за другим. Началось еще с Саддама, и шиитско-суннитский конфликт там разогрелся уже по итогам войны. Потом Тунис, Египет, Ливия с большим или меньшим успехом. Йемен еще и Бахрейн, где как раз противостояние имеет в большей степени межконфессиональный характер. И только в последнюю очередь Сирия, которая наполовину укомплектована меньшинствами.

В каждом случае гражданский конфликт находит конкретно свои трещины в обществе. В Ливии межклановую борьбу за власть, в Египте наверное конфликт поколений и социально-экономические проблемы, а где-то и религиозные мотивы. А чаще все вместе и вперемешку.

Потому вот это вот — «шиитско-суннитская война» — я готов от вас принять, если вы муфтий в какой-то районной синагоге — у них это старая больная тема. А иначе прошу не умничать.