Последняя встреча «Нормандской четверки» — наиболее провальная от начала работы Нормандского формата: ни одного подписанного документа, отсутствие даже совместного заявления, разные трактовки результатов встречи сторонами. Все участники ясно осознали тупик диалога. 

Очевидно, что нынешний состав «Нормандской четверки» не сможет реализовать Минские соглашения (парламентские выборы в Франции и Германии в 2017-м году уже на носу), поэтому их сроки реально переносятся на конец 2017-2019 года. Этим уже будут заниматься политики следующего политического цикла.

Все прозвучавшие по итогам «новые» идеи — это хаотичные перепевки предыдущих соглашений или давних идей:

  • «дорожная карта» (Вторые Минские соглашения — Комплекс мер — дорожная карта Первых минских соглашений сентября 2014 года);
  • «вооруженная полицейская миссия ОБСЕ» (отличается только наличием пистолета у сотрудника ОБСЕ, работающей в зоне конфликта с 2014-го года);
  • «выборы после достижения безопасности» (возвращают нас в 2014 год в период после Илловайска и перед Аэропортом, и Дебальцево).

Поскольку новые идеи не согласованы, банально начали повторять старые. Более того, все больше и больше в Нормандском диалоге начинают доминировать тайные договоренности, о которых вскользь упомянул Хуг. И с этим связано непонимание минских и нормандских процессов со стороны части экспертной среды и журналистов.

Но, вероятно, что перед Президентом Порошенко Германия и Франция поставили определенные условия в части реализации Минских соглашений (хотя бы для того, чтобы перебросить дипломатический мяч обязательств на сторону РФ и «ДЛНР»), установив при этом сроки и привязав к экономическим вопросам и безвизу.

Именно с этим связано «пожарное» интервью Президента украинским телеканалам в воскресенье и поспешная попытка объявить безвизовый режим с 24 ноября — необходимо сбалансировать информационную картину в глазах проевропейски и радикально настроенной части общества. Полная реализация Минских соглашений на сегодня в Украине фактически невозможна.

Очевидно, что на определенные уступки пришлось идти и Путину, в результате чего с европейской повестки дня пока пропал вопрос «четвертого сирийского пакета санкций». Но реальным маркером российско-европейских отношений станет вопрос продления санкций в конце года. Нельзя исключить, что РФ может согласится на замораживание конфликта на Донбассе в обмен на ослабление/не введения новых санкций — такой вариант ситуативно устраивает все стороны.

В ином случае мы банально стали на шаг ближе к эскалации конфликта.