Комитет постоянных представителей стран-членов ЕС согласовал продление антироссийских санкций на шесть месяцев. Ощущение, что этот процесс живет собственной жизнью, мало зависящей от всех прочих реалий. Ведь против санкций высказываются многие ведущие политики европейских стран. Вред от санкций очевиден, их эффективность недоказуема, их привязка к Минским соглашениям означает прямое поощрение Киева на их невыполнение. Санкции из инструмента превратились самоцель. Для того чтобы их отменить достаточно одного голоса, одной страны ЕС против. И, тем не менее, каждый раз все уверены, что антироссийские рестрикционные меры будут продлены без дискуссий и промедлений.

Проблема Евросоюза заключается не только в тупиковой привязке санкций к реализации Минских соглашений. Ведь исполнять соглашения должны одни, а санкции применены к другим. Но, к тому же, самые проблемные для России технологические и финансовые санкции находятся под жестким контролем США. Даже если европейцы их отменят, у США есть все возможности наказать европейские банки и концерны за передачу денег и технологий России. То есть, строго говоря, от европейцев не так много зависит. Они уже чуть ли не умоляют Россию: «ну попросите нас отменить санкции», чтобы вытребовать в ответ какие-то уступки от Москвы — типа обратного отсчета в выполнении минских условий (то есть начать с конца — с передачи под контроль Киева российско-украинской границы на Юго-Востоке).

Но Россия отвечает неизменно: вы вводили, вы и отменяйте. Мы научились жить с ними. И извлекать из этого свою пользу. Реализация Минских соглашений в руках Киева. Так что сохранение и продление санкций означает одно из двух: либо вас устраивают эти обоюдовредные меры (что все больше подвергается сомнению), либо у вас нет рычагов давления на Киев — экономические и безвизовые «пряники» на исходе, а «кнуты» к подопечным применять нельзя, ибо это означало бы признание собственного провала в украинском вопросе.

Поэтому продление санкций перешло из разряда новостей в область «текущих вопросов». И это плохо, на самом деле. Сказанные на ПМЭФ слова президента Владимира Путина о необходимости «вернуть доверие в российско-европейские отношения и восстановить уровень взаимодействия» — это, так сказать, «публичная оферта» в адрес европейцев. Было бы намного разумнее услышать и принять ее. Ведь превращение санкций в норму является признаком того, что нормой стало недоверие, язык ультиматумов и давления, а не сотрудничества. Из этого тупика должны сделать первый шаг именно те, кто ввел санкции. Не ради России. Ради Европы.