Норвегия — страна для России во всех отношениях соседняя. Длина общей границы — всего 196 км, но она, оформившись еще в 1326 г., никогда не нарушалась войнами. Это старейшая договорно закрепленная граница в Европе и старейший участок госграницы Российской Федерации.

Общие потери норвежцев во второй мировой войне (около 10 тыс. человек) меньше, чем число советских солдат, погибших в ходе освобождения Норвегии (15 773 военнослужащих). Символом северонорвежского города Киркенес является советский солдат (он на всей «сувенирке», и это тоже НАТО!). В Осло, в чем убедились, возложив венки к мемориалу, и многих других городах за нашими памятниками ухаживают абсолютно достойно. Отлично работают межрегиональные связи, мы благополучно разграничили морские пространства в Баренцевом море и хорошо взаимодействуем по общим рыболовным ресурсам.

Константин Косачев: Символом северо-норвежского города Киркенес является советский солдат

Норвегия — «остров благополучия» в Европе. По уровню ВВП на душу населения она занимает 3-е место в мире, уступая лишь Люксембургу и Катару. Уровень покупательной способности в Норвегии на 86% выше, чем в среднем в Евросоюзе (почему она туда и не хочет вступать). Страна лидирует в рейтинге развития человеческого потенциала и качества жизни, который ежегодно публикуется ООН, а также занимает 1-е место в мире по уровню спокойствия и «миролюбия».

Норвежцы — своеобразные рекордсмены по стремлению не перетрудиться. Чтобы заработать на достаточное количество еды на неделю, норвежцу нужно проработать 1 час 53 минуты. Более 20% трудоустроенных жителей Норвегии работают менее 29 часов в неделю, а примерно 10% — менее 20 часов в неделю. При этом доля «трудоголиков», которые работают более 40 часов в неделю, в Норвегии постоянно сокращается: с 18% до 15% за последние 10 лет. Средняя продолжительность рабочей недели норвежцев составляет 34,4 часа. В среднем норвежцы работают 1725 часов в год и имеют при этом как минимум 24-дневный отпуск. Для сравнения — в Южной Корее, например, на одного работника приходится 2317 часов в год при отпуске в 10 дней. Для того чтобы приобрести литр молока, норвежцу нужно потрудиться 4 минуты (в Италии — 9 минут).

Вот такие факты. О чем это я? В ходе многочисленных бесед в Стортинге, МИДе, с политическими лидерами и с военными экспертами почувствовал фантастическую инерцию мышления норвежцев: раз нам так хорошо, зачем что-либо менять? А это «хорошо» для норвежцев во многом связано с членством в НАТО. Да, военные расходы растут (очередное решение, плюсом 20 млрд. долларов к нынешним семи в течение 20 лет, было принято как раз в дни нашего визита), но деньги, по убеждению норвежцев, не расходуются «на ветер», а вкладываются «в дело». От нас не скрывали, что основные угрозы «нажитому непосильным трудом» по-прежнему ощущаются в Норвегии не с «юга» (терроризм, мигранты, хотя и это актуально), а с «востока», то есть от России. Беспокоят и наше военное присутствие на Кольском полуострове, и планы в отношении Арктики, и состояние ядерной и радиационной безопасности в северных регионах России, и наш сохраняющийся интерес к Шпицбергену. Явно взбодрили норвежские эмоции и последние события вокруг Украины, а также недавние инциденты между российскими и натовскими самолетами и кораблями на Балтике. В местных СМИ на этот счет можно прочитать все что угодно, вплоть до откровенных нелепиц. Обывателю страшно.

На фоне таких общественных страхов у большинства норвежцев, несмотря на очевидные помехи двухстороннему сотрудничеству с Россией в этой связи (санкции действуют с обеих сторон), нет сомнений в самоценности НАТО и необходимости и далее укреплять альянс. Последний проект, вызывающий большие вопросы у российской стороны — новый радар «Глобус-3» в норвежском городе Варде, который теоретически (практически?) может быть использован в рамках создания американцами глобальной системы ПРО.

Во всем этом главный парадокс — норвежцы хотят жить в новом, безопасном и благополучном мире, но сами продолжают удерживать себя в старом, времен «холодной войны», где безопасность была разделена и выигрывал тот, у кого она была обеспечена лучше.

В одной из острых и без преувеличения накаленных дискуссий, не выдержав, использовал следующий образ: «С точки зрения обеспечения национальной безопасности вы, норвежцы, вместе с остальными натовцами пытаетесь разместиться на борту нашего общего авиалайнера в первом классе, оставляя союзникам бизнес-класс, а всем остальным, включая Россию, эконом-класс: дескать, разбирайтесь со своими проблемами сами. Но если в багажном отделении уже тикает бомба, неважно, кто в каком классе летит, погибнем вместе».

У Норвегии и России, без сомнения, общие «тикающие бомбы», самой страшной из которых является угроза попадания оружия массового уничтожения в руки террористов. Проблемы нераспространения и эффективного контроля за разрушительными технологиями, международного терроризма и незаконной миграции, изменения климата и инфекционных эпидемий — все это подразумевает коллективные подходы, а не блоковые «стенки». Самим своим существованием НАТО делит безопасность, воспроизводит стены и затрудняет общеевропейское сотрудничество. Создавая преимущества для отдельных государств, альянс порождает у своих членов иллюзию безопасности. Но это только иллюзия. В глобальном мире «островов благополучия» рано или поздно все равно не будет. Если только благополучным не станет весь мир, на основе глобального же сотрудничества.

Вот о чем мы говорили в Осло с нашими соседями, включая прежде всего коллег по парламентской работе. Услышали ли? Время покажет — осенью состоится ответный визит. Лишь бы не оказалось поздно.