В Украине широко распространено мнение, что антироссийские санкции вот-вот «добьют» экономику России. Именно поэтому столь болезненно воспринимается очевидный рост негатива по поводу их продления в ЕС. Скорее всего, санкции будут продлены еще на полгода. Но понятно, что вечно они не будут действовать, как бы ни изменялась ситуация в Украине. 8 июня Сенат Франции обратился к правительству страны с просьбой постепенно свернуть экономические санкции, введенные Европейским союзом против РФ. Ранее министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что некоторые страны Евросоюза скептически относятся к продлению антироссийских санкций из-за «агрессии против Украины», отметив, что Запад «нуждается в России для урегулирования крупных международных конфликтов».

Но украинские власти, похоже, плохо понимают то, к каким реальным результатам привело введение санкций. Благодаря эмбарго на зарубежное продовольствие, субсидиям и слабому рублю некоторые сельскохозяйственные отрасли России стали приносить большую выгоду, чем добыча нефти и продажа вооружений, пишет всемирно известное агентство Bloomberg.

Успех российского сельского хозяйства объясняется тем, что в последнее время правительство стремится минимизировать зависимость России от ряда внешних рынков. Кроме того, внушительный толчок отрасли дали конфронтация Москвы и Анкары и частичный запрет на ввоз турецкой продукции, ставший «благословением для сельхозпроизводителей», отмечает Bloomberg.

В агентстве особо подчеркивают то, что главным достижением российской продовольственной стратегии стали рекордные показатели продаж зерновых. Россия обошла США, став в этом году крупнейшим экспортером пшеницы. Это событие сопровождалось высокими урожаями кукурузы, риса, соевых бобов и гречихи. Избыток зерна вкупе со слабым рублем привел к тому, что доход от экспорта продовольствия оказался выше, чем от продажи вооружений.

Тем самым экономические санкции серьезно улучшили конкурентные позиции России на мировом рынке зерновых. И вряд ли это может порадовать украинскую власть, которая покорно приняла навязываемый ей извне курс деиндустриализации и превращения страны в «аграрную сверхдержаву».

Оригинал публикации