Здесь важно учитывать два важных факта:

 

  1. Для нашей страны не является жизненно важной поддержка США или Запада для продолжения уже начатого курса по нанесению самых чувствительных ударов по террористам с того самого времени, как они там появились.
  2. Как бы кто ни относился к Асаду, Россия действует в Сирии на вполне легальных основаниях, в отличие от некоторых других государств. Это означает, что именно взаимодействие с Россией легитимизирует и действия других государств, а не наоборот — мы не нуждаемся в чьих-то признаниях или непременных одобрениях наших действий. Они и так законны и эффективны.

 

Но, повторюсь, мы готовы сотрудничать и с другими. По сути — делиться нашей легитимностью с теми, кто разделяет наши общие цели: борьбу с террористами, а не с неугодными режимами. Именно об это, кстати, сказал и С.В.Лавров: сирийское руководство заявило, что если западная коалиция будет координировать свои действия с российскими ВКС, то Сирия не будет протестовать, а будет считать, что это наши партнеры в борьбе с терроризмом.

Поэтому, конечно же, Россия готова продолжать свои действия в одиночку. И наверняка продолжит их, коль скоро в них есть необходимость. Но мы считаем, что есть достаточные правовые и организационные рамки для того, чтобы действовать совместно с США и их союзниками. Дело не за нами, не за Дамаском, а за нашими потенциальными партнерами по антитеррору. Проделана большая предварительная работа, министры иностранных дел России и США пребывают в постоянном контакте, была согласована отсрочка для нанесения ударов по тем, кто не присоединился к переговорам, чтобы дать им еще один шанс — поэтому препятствий «братству по оружию» не вижу. Но что будет на самом деле — вопрос к тем, на чьей стороне мяч: к США и их партнерам.