Понимая это, киевская власть «системно» расстаралась, чтобы превратить праздник Победы в циничное глумление над памятью 27 миллионов жертв, понесенных многонациональным советским народом в борьбе за освобождение мира от «коричневой чумы».

В этих стараниях Киева все изуверски перекручено. Термин «фашизм» исключается и заменяется «нацизмом». День Победы превращается в «День примирения» — надо понимать, советских ветеранов с упырями из УПА, которые трусливо стреляли им в спины. Жители УССР, сражавшиеся в составе Красной Армии против немецко-фашистских захватчиков и их пособников, изображаются вояками Нэньки, якобы воевавшими против нацизма наравне с бандеровцами. Чуть ли не в одних окопах.

Термин «Великая Отечественная война» исключается и подменяется словосочетанием «Вторая мировая». СССР и «Третий Рейх» представляются союзниками. Присутствие украинцев в армиях разных стран подается как решающий фактор победы. Георгиевская гвардейская ленточка заменяется европейским «красным маком» — символом, который никогда не использовался нашим народом-победителем и потому ему чужд. И так далее.

Доходит до смешного (когда бы не было так грустно): за окончательную победу во Второй мировой тоже, оказывается, надо благодарить Украину. Потому как капитуляцию Японии в сентябре 1945 г. принимал генерал-украинец Кузьма Деревянко.

Извращение истории накануне Дня Победы: как это делается

Об этом горделиво сообщают «темники» Института национальной памяти, возглавляемого адептом УПА Владимиром Вятровичем. Его «Рекомендации для мероприятий по отмечанию в 2015 г. 70-й годовщины Победы над нацизмом в Европе и 70-й годовщины окончания Второй мировой войны» послужили главной методологией для профанации государственного уровня.

Сам же фарс утвержден Кабинетом Министров под названием «План мероприятий по празднованию 70-й годовщины Победы над нацизмом в Европе и 70-й годовщины окончания Второй мировой войны».

В тематику действ, предусмотренных «Планом», контора Вятровича включила следующие пункты:

  • конференции «с участием ветеранов войны, участников украинского освободительного движения, жертв нацистских преследований и участников АТО»(!);
  • демонстрации «рекомендуемых» кинофильмов о войне. Среди игровых лент — всего лишь три советских, а остальные — либо американо-европейские, либо украинские пробандеровские. В числе неигровых — опусы типа «Гестапо и НКВД. Братья по крови» и другая подобная «документалистика»;
  • трансляция «повстанческих» песен «про мужество и героизм» вояков;
  • использование фрагментов бандеровской и антироссийской литературы.

И прочая, и прочая. Читатель может сам ознакомиться со списком, перейдя по указанной ссылке.

Замечу, что ни один пункт не предусматривает, к примеру, рассказов о Волынской резне, о Хатыни, о других преступлениях «вояков — героев», от которых кровь стынет в жилах.

Остановимся подробнее на некоторых моментах фарса.

Итак, «нацизм» вместо «фашизма». Почему этот вопрос так волнует киевских правителей? В советское время были употребимы оба понятия, и особой разницы между ними никто не видел, хотя «фашизм» использовался чаще. Отчего же сейчас для Банковой так важно четкое размежевание между двумя тоталитарными конструкциями, имеющими в основе шовинизм? Только ли из подхалимского стремления во всем подражать Европе? Или есть более глубокие причины?

Очевидно, есть, о чем свидетельствует тот факт, что подготовка к подмене началась загодя, почти сразу после победы путчистов на Майдане.

Извращение истории накануне Дня Победы: как это делается

Еще летом прошлого года некий Богдан Червак — тогда начальник департамента, а теперь первый зам. председателя Гостелерадио Украины — опубликовал тезисы по освещению в СМИ истории Второй мировой войны. Червак — кстати, ближайший пособник Тягнибока и «Свободы» — делал упор на то, что пора отказаться от определения «фашизм» и заменить его «нацизмом». На первый взгляд, это предлагалось с оглядкой на Европу, где действительно более распространено понятие «наци» — в отличие от России, где используются оба определения. Однако не все тут так просто. Фашизм («связка, пучок»), рассматривается его апологетами как философское понятие, означающее единение народа в борьбе с врагами. И это весьма близко нынешней фашистской камарилье в Киеве. А «нацизм» — превозношение одной нации над другой — потому популярен в Европе (и в стремящейся в нее Украине), что позволяет принизить подвиг многонационального советского народа и понесенных им жертв.

«Более двух десятков лет после восстановления (! — Е.М.) независимости Украины дата 9 мая праздновалась как «День Победы» по типично советским образцам. Вследствие этого, а также «при содействии» российской пропаганды, в информационном пространстве нашей державы сохранились старые, созданные коммунистической пропагандой, и распространялись рожденные уже в нынешней России мифы о Второй мировой войне, которые имеют целью:

  • искривление исторической реальности для усиления собственного идеологического доминирования;
  • провоцирование политических и общественных конфликтов на Украине на исторической почве;
  • спекуляции относительно сотрудничества украинских воинов с нацистским режимом;
  • попытку реабилитации преступлений коммунистического режима».

А вот что Институт памяти указывает в своей «исторической справке»:

«Вторая мировая война (01.09.1939 — 02.09.1945) — самый кровавый глобальный конфликт, в ходе которого погибло, по разным оценкам, от 50 до 85 млн. человек. В течение 21 месяца этой войны СССР и Третий Рейх выступали как союзники, а от 22.06.1941 вступили в военную конфронтацию, вошедшей в историю как немецко-советская или, в советской историографии, Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Этот конфликт не является тождественным понятию Второй мировой войны. Война между СССР и Германией и ее союзниками была составляющей более широкого хронологически и географически глобального конфликта, о чем раньше очень часто забывала вспоминать советская историография, а теперь — российская пропаганда.

Война для Украины началась 1 сентября 1939 с нападения нацистской Германии на Польшу. В этот день немецкая военная авиация бомбила Львов и другие города. От 17 сентября участником Второй мировой войны на стороне Германии стал Советский Союз.

Для Украины Вторая мировая война — национальная трагедия, во время которой украинцы, лишенные собственной государственности, вынуждены были воевать за чужие имперские интересы и временами убивать других украинцев. Вместе с тем, следует отметить вклад именно украинцев в разгром нацизма и вспомнить как о солдатах Советской армии (свыше 6 млн.) и воинов УПА (более 100 тыс.), так и о тех украинцах и выходцах из Украины, которые находились в военных соединениях других государств: Польши (120 тыс. в 1939), США (до 80 тыс. в 1945), Канады (до 45 тыс. в 1945), Франции (до 5 тыс. в 1940 году). По разным причинам Украинцы воевали и по другую сторону: в войсках Германии (от 600 человек в 1939 году до 250 тыс. В 1941-45 гг.), Румынии (24 тыс.), Венгрии (до 20 тыс.), Словакии (до 2 тыс.), Хорватии (1,5 тыс.)».

Вот такая циничная арифметика, которую используют для «единения» жертв с их убийцами.

В заключение хочу сказать, что киевские власти все же рискуют, планируя свои мероприятия. В частности, конференции с участием советских ветеранов, с одной стороны, и бандеровцев и участников АТО, — с другой. Советский солдат никогда не терял мужества. Потому —то он, в отличие от бандеровцев, стрелявших ему в спину, и их наследников, ныне убивающих мирных людей в Донбассе — истинный герой.