В польском городе Редзиково началось строительство базы ПРО, на которой будут размещены мобильные батареи с ракетами-перехватчиками Standard-3 (SM-3) и радар AN/SPY-1. Местные власти уже подсчитывают убытки для региона, а жители боятся, что из-за соседства со сверхсекретным американским военным объектом их город станет потенциальной мишенью в случае серьезного военного конфликта.

Напомним, что в четверг начал полноценную работу американский комплекс противоракетной обороны Aegis Ashore, построенный на румынской военной базе в Девеселу в уезде Олт. А уже на следующий день — 13 мая — в поселке Редзиково рядом с городом Слупск в граничащем с Россией Поморском воеводстве Польши приступили к строительству аналогичной базы.

В минувший вторник посол США в Польше Пол Джонс сообщил в интервью радиостанции Polskie radio, что все работы идут в соответствии с планом, и к моменту окончания в 2018 году строительства объекта на базе будут находиться 150-200 военных специалистов из США. Цена вопроса, согласно заключенному в 2011 году между двумя странами соглашению о «политическом сотрудничестве», — 300 миллионов долларов. Подробности строительства держатся в строжайшей тайне. Известно лишь, что строительством самых важных военных объектов будет заниматься американская компания AMEC Programs Inc. из Джорджии, что элементы системы ПРО американцы привезут в контейнерах в начале 2017 года, до осени их установят на базе в Редзиково, после чего перейдут к этапу тестирования. За местными польскими фирмами, которым удастся получить специальные сертификаты безопасности, остается строительство вспомогательной инфраструктуры. По данным польских СМИ, строительство и обслуживание баз ЕвроПРО в Польше и Румынии на ближайшие 25 лет обойдется США в 20 миллиардов долларов.

Несмотря на заметное оживление в провинциальном Редзиково, большой радости здесь не испытывают. Более того, власти слупского района уже подсчитали, что убытки от появления здесь базы ПРО в ближайшие 25 лет могут составить около трех миллиардов злотых. А прибыль — 900 миллионов. Дело в том, что Слупск — это особая экономическая зона, и до того, как было решено установить здесь комплекс Aegis Ashore, местные власти выделили под инвестиции 500 гектаров земли в данном районе. Теперь понятно, что амбициозным планам сбыться не суждено. По соглашению, территория вокруг базы становится своего рода запретной зоной — на расстоянии четырех километров нельзя строить большие здания и крупные предприятия. Ограничения будут касаться почти половины города Слупск.

И каждый возводимый объект или предприятие теперь нужно будет согласовывать с американцами, на что, по данным войта слупского района Барбары Дыкер, потребуется около двух месяцев. «Инвесторов может отпугнуть перспектива столь долгого ожидания решения, можно ли им реализовать свои планы», — цитирует войта телеканал TVN24. Власти населенных пунктов, расположенных поблизости от будущей базы ПРО, уже обратились в агентство развития Поморского воеводства с просьбой составить конкретную смету потенциальных убытков и собираются требовать от правительства компенсации.

У местных жителей проблемы гораздо приземленнее — база строится на территории бывшего военного аэродрома (360 гектаров), с которым местное население связывало определенные надежды. После Второй мировой войны аэропорт использовался и для гражданских, и для военных нужд. В 1975 году Редзиково принимал два регулярных рейса из Варшавы, позже отсюда можно было летать во Вроцлав и Катовице, одновременно в этих местах базировался 28-й авиационный полк. Гражданские рейсы стали нерентабельными в 90-е годы, в 1999 году авиаполк был расформирован. Но у польских бизнесменов периодически появлялись идеи, как возродить авиаперевозки в Редзиково. В 2006 году акционерное общество «Аэропорт Гданьска» вело переговоры с властями Слупска о дешевых авиаперевозках, название аэропорта планировали поменять на «Аэропорт Слупск Поможе». Территорию хотели украсить оставшимися от авиаполка истребителями. Но минобороны не шло навстречу местному бизнесу. Несколько лет назад в интервью «РГ» журналист местного издания Glos Pomorza Петр Кавалек рассказывал: «Городу очень нужен этот аэропорт в Редзиково. Он находится в отличном техническом состоянии, пригоден как для пассажирских, так и для грузовых перевозок. Кроме того, после военных остались большие территории, инфраструктура». В октябре 2014 года начались работы по «расчистке» территории бывшего аэродрома. На воротах повесили табличку «Военная зона. Вход воспрещен».

Несмотря на то, что информация о будущем строительстве появилась еще в 2008 году, мало кто верил, что база ПРО действительно будет размещаться в этих краях. Как сообщает издание Dziennik Baltycki, в слупском районе была популярна шутка, что базы ПРО — «это такой Йети — никто его не видел, но все о нем говорят».

Сегодня, когда территория аэродрома обнесена нашпигованным электроникой суперсовременным ограждением, которое обошлось американцам в 40 миллионов злотых, жители слупского района начинают бояться такого соседства. Несмотря на многократные заверения американских и польских властей, что ЕвроПРО не направлена против России, местные жители в это не верят и опасаются реакции нашей страны, тем более, что их регион граничит с Калининградской областью.

«Надо отвечать — разворачивать высокоточное оружие на кораблях, в частности, крылатые ракеты «Калибр». Кроме того, можно разместить современные авиационные ударные средства и комплексы «Искандер-М». Речь идет о Калининградской области и не только», — рассказал информационному агентству «Интерфакс» военный эксперт Леонид Ивашов, бывший руководитель главного управления международного сотрудничества российского оборонного ведомства. И именно такого ответа опасаются жители Поморского воеводства. Возле места, где проходит символическая церемония начала строительства объекта, в пятницу собрались несколько десятков человек, которые протестуют против создания базы ПРО в непосредственной близости от их домов. «Мы не хотим сидеть на бочке с порохом», «Реальная угроза для безопасности региона» — написано на плакатах, которые держат в руках участники акции. Cимволом их протеста стал знак, изображающий перечеркнутую ракету.

Ариадна Рокоссовская

Оригинал публикации