Леонид Каденюк сегодня — президент Аэрокосмического общества Украины, советник председателя государственного космического агентства Украины, советник Института стратегического развития и активный помощник страны по наведению мостов с «большой космонавтикой». Он рассказал изданию «Сегодня», как обстоят дела в нашей космической отрасли и над какими задачами ломают голову ученые всего мира.

- Леонид Константинович, украинская космонавтика сегодня еще на что-то способна?

— Вопреки всему! К сожалению, государство не осознает, насколько важна для него эта отрасль, ведь высокие технологии — локомотив цивилизационного развития. Но статус одной из немногих стран мира, имеющих полный цикл производства космической техники (таких около 10), мы сберегли. Космонавтов сейчас не готовим: отрядить одного на международную станцию в составе сборного экипажа стоит около $150 млн. Полет, который совершил я, состоялся по договоренности двух президентов, Украине он ничего не стоил, а проведенные эксперименты были обоюдно выгодными. А сейчас наши биологи трудятся над темами для экспериментов, только проводить их пока некому.

- А можем похвастаться чем-то конкретным?

— Конечно! Хоть бы и новыми двигателями на жидком топливе серии «Маяк» — 3 класса двигателей зависимо от веса, выводимого на орбиту. Очень интересная тема — плазменные двигатели, разработанные для передвижения аппарата уже в космосе (для выведения на орбиту мощность маловата) для сервисного обслуживания спутников на орбите, очищения ее от мусора, выведения спутников на геостационарную орбиту. Все эти разработки — только на бумаге: у казны нет денег, чтобы воплотить новинки.

12 апреля - День космонавтики: осталась ли она на Украине?

- Неужели идеи лягут под сукно?

— Мы не сидим сложа руки: участвуем в международных программах, сотрудничаем с американцами — им понравился труд наших инженеров-конструкторов. Компании США, занимающиеся производством космической техники, тоже работают над такими двигателями, но наши сделали лучше: аналогов разработкам пока нет. Среди руководства этих компаний есть мои друзья-астронавты, пытаемся через них продвинуть наши плазменные двигатели. Параллельно ищем контакты с другими странами.

- Космическая наука сейчас в поиске новой движущей силы для ракет?

— Принцип использования реактивной тяги уже исчерпал себя. Он еще долго прослужит человечеству, но для полета на Марс или за границы Солнечной системы нужны другие механизмы. Например, построенные на применении гравитационных сил. Они есть повсюду во Вселенной и, умея их использовать, не придется накапливать энергию на борту летательного аппарата. Думаю, когда природу гравитации разгадают, начнется эра совершенно новых двигателей.

Пока люди продолжают летать в ближнем космосе и изучать влияние состояния невесомости на организм. И 20 лет назад, и сегодня медицина утверждает, что, несмотря на опыт полетов, наука только в начале изучения процессов, вызываемых невесомостью. А дальше — полеты на Луну и на Марс. Луна, на мой взгляд, наиболее перспективна для землян. Одна из причин — энергетический кризис: лет через 30-40 мы исчерпаем недра Земли, а на Луне — миллионы тонн изотопа гелия-3 (1 т эквивалентна 180 т нефти).

Пора побеспокоиться об экологии. Знаете, меня ужас охватил, когда в иллюминаторе увидел тоненькую оболочку атмосферы. Жизнь существует только благодаря этой уязвимой прослойке, а мы совсем ее не бережем! Кстати, наши ученые под началом академика Юрия Туницы написали «Конституцию экологии планеты Земля» — я тоже свои мысли изложил. Сейчас она на рассмотрении ООН.

- А что с космическим туризмом — вопрос уже не актуален?

— Он возник, чтобы удешевить полеты (первые туристы платили по $30-40 млн), но сейчас американские шаттлы перестали летать, а в российских «Союзах», доставляющих космонавтов на международную космическую станцию, нет свободного места. Но сейчас готовятся суборбитальные полеты на аппаратах SpaceShipOne, SpaceShipTwo. Людей будут доставлять за границы атмосферы и «катать» несколько минут: вертикальный старт, полет на высоту 120-140 км без витка вокруг Земли и возвращение. Успеют полюбоваться Землей с космоса. Хотя орбитальный полет — не чета суборбитальному: никаких перегрузок, сверхскоростей, да и панорама с высоты 120 км и 300 км — никакого сравнения. Списки туристов на суборбитальные полеты уже составлены, каждый уплатил $200 000. Но летать в космос «на уик-энд» будем еще не скоро: испытательный полет был неудачным (в марте 2015 состоялся испытательный суборбитальный полет, но он потерпел катастрофу: один пилот погиб, другой получил тяжелые ранения — авт.).

Татьяна Негода

Оригинал публикации

12 апреля - День космонавтики: осталась ли она на Украине?

Александр Дудчак:

Украина ещё не так давно входила в очень ограниченный список стран, имеющих полный цикл производства космических кораблей — всего 5 таких стран было. И могла бы сейчас отмечать День космонавтики, как праздник, к которому и сегодня  имеет непосредственное отношение, а не только как о чём-то, что было в прошлом. В кооперации с РФ могли бы продолжить запуски конверсионных ракет «Днепр» (СС-18 «Сатана»), но по вине Украины сотрудничество свернуто. А ещё недавно, в 2007, «Днепр» вывел в космос сразу 14 космических аппаратов! Из программы «Морской старт» Украина практически исключена. Украина прекратила поставки в Россию элементов системы управления разгонным блоком ракеты, который производился на Харьковском заводе «Хартрон», и, следовательно, здесь участие Украины в космических программах будет свёрнуто. Россия планирует перейти на ракеты «Союз-2.1» и «Ангара — 1.2». Возвращение из космоса на землю будет для Украины окончательным. И всё это — последствия майдана…

Александр Охрименко:

12 апреля для днепропетровских ракетчиков праздник грустный. Пережившие на своём веку взлёт не только созданных ими ракет, но и целой отрасли, ветераны уверены — государство Украина в развитии космоса не заинтересовано. Раньше «Южмаш», в основном, получал доход за счёт обслуживания ракет «Днепр». Они сейчас стоят на дежурстве в России. Но с 2014 Украина прервала военное сотрудничество, и поэтому дохода нет. «Морской старт» давно умер. Остался проект «Антарес» для США. Но он слабенький и его плохо финансируют. За 2015 с трудом удалось продать в США один стартовый носитель. Есть проект «Вега» для ЕС, но он тоже слабо развивается. За первый квартал 2016 Украина продала Белоруссии космической техники на сумму $1,5 млн. Даже сложно понять, что это такое. Наверное, что-то из комплектующих.