Донецкий суд Ростовской области во вторник приговорил украинскую военнослужащую Надежду Савченко к 22 годам заключения.

Суд не нашел у подсудимой как смягчающих, так и отягчающих обстоятельств.

Савченко не собирается обжаловать приговор, заявил ее адвокат Николай Полозов. При этом он выразил уверенность в том, что Савченко отпустят на родину после международного давления.

Приговор Савченко – прецедент, который может спасти жизни мирных граждан

Можно ли назвать приговор справедливым и может ли состояться отправка Савченко в Киев? С этими вопросами издание Украина.Ру обратилось к ряду экспертов и политиков.

Елена Бондаренко, экс-депутат Верховной рады от Партии регионов.

— Возможны любые обмены по согласованию двух сторон. И здесь, конечно, важен талант переговорщиков, которые будут допущены в этот процесс. Захотят Россия и Украина договариваться, значит договорятся.

А что касается «справедлив» или «несправедлив» — очень сложно давать оценку, не находясь в судебном процессе или хотя бы не слушая его, а лишь зная что-то кусками, знакомясь по интернету по личному желанию, поэтому я считаю себя неспециалистом в этом вопросе.

Другое дело, что на протяжении всего судебного процесса, как бы его ни политизировала западная сторона, я не слышала ни от кого никаких сомнений в том, что Савченко виновна в смерти двух человек, двух журналистов. И, по-моему, это один из фактов, на которые стоит обратить внимание, следует придавать ему большое значение.

Владислав Бриг, депутат Народного Совета ДНР.

— Решение суда справедливо, там доказано все. Вопросов к суду нет. Есть предвзятое отношение западных и украинских политиков, но оно к этому делу не имеет никакого отношения. Человек совершил противоправное деяние и был осужден. Все правильно.

Сергей Марков, первый заместитель председателя Комиссии ОП РФ по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом, директор Института политических исследований.

— Это прецедент. Это первый факт осуждения военнослужащего Украины за военное преступление, совершенное на Донбассе. Теперь, после осуждения Савченко, когда президент Украины, министр обороны или просто какой-нибудь полковник будет принуждать военнослужащих убивать мирных жителей или журналистов, военнослужащие будут кивать на Савченко: «Чтобы русские нас так же посадили? Нет уж, увольте». Поэтому осуждение Надежды Савченко спасает жизни тысяч мирных жителей.

Это, безусловно, справедливый приговор. Но, на мой взгляд, отягчающие обстоятельства были. Суд отказался рассматривать факт заговора с целью убийства мирных жителей Луганской области, так как это не в компетенции российского суда. Но, на мой взгляд, это ошибка. Этот факт тоже нужно было рассматривать. И нужно было открыть производство в отношении других лиц.

Главным преступлением Савченко было то, что она была наводчицей при расстреле той самой «дороги смерти» — 23 км между поселком Счастье и Луганском. Народ бежал от обстрелов, а они специально убивали этих людей.

По сути дела, то, что делала Савченко в отношении мирных жителей, она делала не по своей воле. Да, она убивала людей с «айдаровцами». Но и они это делали не по личной инициативе. Это была государственная политика киевских властей. Приказ отдавали президент Порошенко, министр обороны, глава СБУ, премьер Яценюк, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Парубий, до этого — и.о. президента Турчинов.

Идея убить российских журналистов не была случайной прихотью Савченко. Тогда наблюдалась всеобщая попытка террором выгнать из Донбасса всех российских журналистов, чтобы те не мешали совершать многочисленные преступления против мирных жителей. То есть для того, чтобы Надежда Савченко могла спокойно убивать.

Приговор Савченко – прецедент, который может спасти жизни мирных граждан

На мой взгляд, на скамье подсудимых вместе с Савченко должны были сидеть и украинские политики, отдававшие приказы об убийстве журналистов. Я понимаю, что это трудно доказать сейчас. Но этот вопрос, эта гипотеза должна была обсуждаться. Ведь Савченко действовала от имени не просто банды, а от имени банды, вошедшей в состав министерства обороны Украины.

— Могут ли Надежду Савченко обменять, отправить отбывать наказание в Киев?

— Это возможно. Поскольку в рядах российской элиты достаточно сильны желания задобрить европейцев. Но с другой стороны, Киев наверняка затребует кроме Савченко и других, например Сенцова. И Киеву не выгодно, чтобы Савченко вышла на свободу.

— Почему?

— Савченко, кроме того, что она преступник, психически не адекватна и не сильно развита интеллектуально. Поэтому с большой вероятностью, если бы она оказалась в Киеве на свободе, она была бы абсолютно неуправляемой. И в конечном итоге эта героиня могла бы или зарезать кого-то на улице, или обрушиться на президента или министра обороны. Им совершенно не выгодно иметь ее на свободе.

Поэтому вечно добиваться ее освобождения, вечно обращаться к депутатам Европарламента Киев не станет. Использовать ее как инструмент давления на Россию Киеву более выгодно.

Галина Запорожцева, председатель общественной организации «Матери Украины», полковник милиции в отставке.

— Ситуация с Савченко, которую в украинском бомонде попытались сделать политической картой, повлияла на ее судьбу отрицательно. Если бы ее защита приняла другую позицию, возможно, получилось бы и указать на смягчающие вину обстоятельства. Я как юрист могу вам сказать, что ряд смягчающих обстоятельств есть. Но адвокаты абсолютно не фокусировали на этом свое внимание. Они пытались сделать из Савченко политическую жертву, а не настаивать на фактах. В результате подсудимая и получила такой суровый приговор.

Говорить о том, будет ли она обменяна и возвращена в Киев, не в моей компетенции. Но, на мой взгляд, люди, которые привлекаются к уголовной ответственности за преступления, совершенные в сфере убийств, изнасилований и грабежей (а не за политические взгляды), обмениваться не должны.

Приговор Савченко – прецедент, который может спасти жизни мирных граждан

Дело Савченко на сегодняшний день можно рассматривать как некое «Окно Овертона». Как некий выбор человечества между тем, осуждать или не осуждать человека, отнявшего жизнь у другого.

Фактически ценность жизни в данном судебном процессе рассматривается как нечто самое высшее. И проблема самой Савченко в неправильном избрании линии поведения даже на самом судебном процессе. Первое, что должен сделать человек, который в силу обстоятельств или по недомыслию совершил убийство, — раскаяться.

Я уверена, что если бы Савченко попросила прощения у родственников погибших, если бы она сказала, что сожалеет о том, что она была вовлечена в эту непонятную братоубийственную войну, суд бы учел это как смягчающее обстоятельство. А позиция «убивал и убивать буду» и требует такого жесткого наказания, которое и вынес суд.

Именно поэтому взгляды многих прикованы к этому процессу — идет выбор морального критерия: оправдывать или осуждать такие преступления.

Богдан Безпалько, заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ, политолог.

— Приговор достаточно суровый. Но если наш суд решил, что Савченко достойна 22 лет заключения, то, наверное, так оно и есть. Хотя, безусловно, многие на волне эмоций считают, что за убийство наших журналистов, за то, что сама Савченко была добровольцем в карательном батальоне и, соответственно, в составе этого батальона она привела наших журналистов к гибели, она достойна более сурового наказания. Но учитывая обстоятельства, то, что Савченко сделали неким фетишем международного масштаба, более суровый приговор был бы, вероятно, нецелесообразным.

Максимальный приговор для женщины у нас в стране составляет 25 лет. В данной ситуации то, что ей дали немного меньше максимального срока, говорит о том, что российский суд не является инструментом политической борьбы и… он учел все обстоятельства и даже не приговорил ее к максимальному сроку заключения.

Что касается обмена, то, теоретически, это возможно. Но, на мой взгляд, это не будет происходить сразу же после ее этапирования в места лишения свободы, это будет происходить через какое-то время после того, как она отбудет в местах лишения свободы какой-то срок.

Во-вторых, не совсем понятно, на кого ее обменивать. Это должен быть кто-то очень ценный для России, кто-то очень важный, кто-то, по крайней мере, тоже очень символический. Или же это должны быть люди, которые как-то количественно будут соответствовать тому, что мы их будем обменивать на символ карательной операции на Донбассе.

Сама Савченко приложила немало усилий, благодаря своему неуравновешенному характеру, импульсивности да и, пожалуй, глупости, к тому, чтобы максимально затруднить свой собственный обмен. Ее заявления, что она скрутит Россию в бараний рог, что Россия — слабое государство, которое распадется в результате Майдана, который здесь у нас должен произойти, безусловно, не способствуют тому, чтобы ее рассматривали, как возможный вариант обмена.

Если бы она вела себя несколько скромнее, то, наверное, вероятность подобного развития событий была бы выше. Но если сейчас ее будут обменивать на кого-то незначительного и сразу же после оглашения приговора, то тогда получается, что действительно Савченко смогла скрутить Россию в бараний рог. И не просто скрутить, но еще и добиться своего собственного освобождения. По крайней мере, выглядеть в глазах обывателей это будет действительно так.

Приговор Савченко – прецедент, который может спасти жизни мирных граждан

Но судьба самой Савченко на Украине, вероятно, тоже будет интересна. Если она будет обменяна, то, я думаю, интерес к ней в значительной степени пропадет. Так, как он пропал по отношению к казаку Гаврилюку, которого якобы пытал «Беркут», или к сотнику Майдана Парасюку, или ко многим другим людям, которые каким-то образом смогли засветиться и стать даже символами Майдана, но в последствии оказались абсолютно не у дел.

Обладая таким эмоциональным и импульсивным характером и рядом полномочий, которые вовсе не соответствуют ее образовательному и интеллектуальному уровню, Савченко будет, скорее всего, представлять из себя достаточно большую головную боль для ряда тех политиков, которые попытаются ее использовать. В первую очередь Юлии Тимошенко. Вряд ли Савченко будет так просто допускать, чтобы ей манипулировали, как другими символами Майдана.

Но вместе с тем, не обладая определенного рода талантами, она будет, скорее всего, исключительно скандалить и обвинять политиков в предательстве интересов Украины. Поэтому ее судьба в случае обмена на Украине сложится непросто.

Вообще, это сложно предугадать. Может, разум в ней возобладает, и она уедет куда-нибудь, исчезнет из поля зрения. Ну а пока что, я думаю, можно поаплодировать и нашим судьям, и нашему обществу, которое не поддалось на шантаж.

Приговор Надежде Савченко — предупреждение всем остальным: убивать российских граждан безнаказанно нельзя, за этим последует неотвратимое наказание.