— Политика для элит — это всегда процесс, а для масс — набор символов, в которые кто-то верит, а кто-то — не верит. Вся политика Украины последние годы состояла из мифологем. После заявления президента Еврокомиссии Ж.-К.Юнкера произошло разрушение одного из ключевых символов страны — о получении безвизового режима Украиной. При этом еврооптимисты все-таки тешат себя надеждой, что его в конце концов предоставят, рассказал политолог-международник Олег Волошин на пятничном политическом клубе, где побывала корреспондент Украина.Ру Полина Орловская.

Олег Волошин: Мечта Украины о евроинтеграции умерла

— В нынешней ситуации происходят очень интересные метаморфозы сознания у депутатов и политиков, которые сразу же начали вспоминать, что никто и ничего нам не обещал. При этом здесь совершенно забыли о людях, которые во многом вышли на Майдан именно ради этой своей мечты. Даже не ради соглашения о Евроассоциации, суть которой многие вообще не понимали. Сегодня эта «большая светлая мечта» рушится, причем каждый день этого разрушения можно продолжать обосновывать, вскрывать подоплеку, анализировать.

Олег Волошин: Мечта Украины о евроинтеграции умерла

Кроме всего прочего, известно также, что голландцы не хотят видеть Украину в ЕС, а до шестого апреля и референдума по ассоциации останется совсем немного времени. Судя по всему, прогноз для Украины весьма неутешительный. Я сейчас хочу напомнить слова Николая Азарова, над которыми смеялись и которые игнорировали в течение длительного времени. Тогда он сказал, что с ассоциацией необходимо повременить, и буквально за две недели до подписания документов об ассоциации с ЕС руководители Украины сделали разворот на сто восемьдесят градусов, чем взорвали людей. Сейчас это уже предмет постмайданного анализа, хотя на фоне большого европейского мифа сегодня никто не хочет об этих предупреждениях просто говорить вслух.

Наше желание выглядит примерно так, как если бы в большую европейскую компанию на стажировку попросился бы молодой человек без соответствующего образования, а менеджеры ему сказали: «Ну, ладно, путь немного постажируется, кофе заварит, селфи сделает, но вы же прекрасно понимаете — все равно мы его не примем». Без сомнения, вся ситуация с еврообнадеживанием Украины выглядела и выглядит до сих пор смешно и унизительно. Проблема Украины состоит в том, что мы до сих пор не определились: хотим ли свое государство построить или всем составом свалить на Запад. Причем Украина не ставит целью «убежать» от России — в культурном, экономическом, гуманитарном плане, а просто взять и уехать.

Юнкер нам дает 25 лет, но давайте же вспомним, что самой Украине как государству всего лишь 25 лет! 25 лет сегодня можно трактовать как «никогда», потому что никто не знает, будет ли существовать через 25 лет ЕС. Хочу напомнить, что мечта о Европе культивировалась еще со времен Леонида Кравчука и Леонида Кучмы, причем все президенты всячески уверяли народ, что «чудо произойдет». Никто сегодня не снимает с украинской элиты ответственности за то, каким образом шли или не шли в стране реформы, которых, положа руку на сердце, просто не было. Обидно, что сама цель оказалась одной большой иллюзией. Сегодня для украинского общества должно прийти понимае того, что если мы все-таки будем, наконец, строить государство, то строить его нужно для самих себя, в первую очередь, а не для Юнкера, не для Байдена, не для Путина, не для Евросоюза.

Украина не нужна Евросоюзу, и это не месседжи российской пропаганды, а реальность. Сегодня, учитывая масштабный миграционный кризис в ЕС, нужно понимать, что Европе совсем не до нас, и тут не нужно сильно обижаться на Европу. Вы можете себе, к примеру, представить, чтобы многотысячный поток сирийский беженцев завалился бы к нам. Во-первых, надо понимать специфику украинского общества: мы гораздо менее толерантны, причем «Правый сектор» и «Азов» уже бы отлавливали арабов по всем населенным пунктам. Украинцы открытым текстом говорят, что подтверждает ситуация в Яготине, что нам беженцы-мусульмане не нужны. Сейчас мы должны, наконец, подумать, что можем делать сами, а не снова разыгрывать известную карту: под кого бы лечь лучше — на Востоке или на Западе. И если наши элиты к этому осознанию не придут, то у меня возникают большие сомнения, что проект «Украина» жизнеспособен как таковой. Украина последние годы демонстрировала и демонстрирует желание, чтобы кто-то пришел и нами поуправлял, потому как мы сами не способны.

Олег Волошин: Мечта Украины о евроинтеграции умерла

Касательно безвизового режима, в политическом смысле можно сказать, что решение по Украине — «заморозить» безвизовый режим — суть политическое решение. Сейчас европейцу, спустя два года, уже не докажешь, что «Небесная сотня» легла на Майдане за «европейскую семью». Молдавия, к примеру, получила безвизовый режим, но у нее не было таких условий, которые сложились в Украине.

Мы не сделали две вещи, важные для ЕС: притормозили выдачу биометрических паспортов и не учли силу евросоюзовского лобби. Надо признать, что лоббисты Евросоюза очень сильны, и обсуждение тезиса о недопущении дискриминации по половой ориентации сыграло тут не последнюю роль. Это тоже характеризует политический истеблишмент Украины, когда депутаты открыто говорят: «Нет, нет, я за такое не проголосую». Для европейца это означает конфликт ценностей. Недавно я был в одном из европейских посольств, и меня поразила толпа наших граждан, ожидающих визу. По их лицам было видно, что они едут в Европу не на базилики смотреть, а это типичные «заробитчане», которые любой ценой хотят уехать из Украины. Вот за это надо критиковать власть, за то, что она довела до тотальной нищеты наше общество.

***

Сегодня, по мнению политолога, разочарование в Украине пронизывает все слои общества. И если раньше все списывалось на агрессию Путина, то теперь к этому добавилось новое клише: коррупция и отсутствие реформ убивают украинское общество. Европейцы, конечно, понимают, что совсем уж захлопнуть дверь перед Украиной неправильно, поэтому обещать Украине безвизовый режим будут. Но для широких масс, конечно, безвизового режима с распахнутыми настежь дверьми Европы можно не ждать. Унижение граждан Украины становится тотальным, при том, что украинцы за пределами своего государства исключительно законопослушны: они не будут поджигать машины, не будут сбиваться в криминальные группы. Уровень преступности в Европе среди украинцев незначительный, но при этом очевидно, что Украина сегодня теряет вожделенный Запад.

Полина Орловская