С одной стороны всё вроде наличествует: трудолюбивые подданные пашут от зари до зари, тучные нивы ломятся от несметного количества рапса, который тут же везут доброму волшебнику с желтыми звездами на синем колпаке, храбрые воины больше года доблестно бьют лютого врага, а счастья как не было, так и нет.

Тут какая-то умная голова вспомнила о старой ведьме, которая при всей склочности характера, частенько говорила здравые вещи. Только кто её слушал? Был, правда, еще один крутой маг, которого даже показывали в волшебном ящике, но тарифы у него были зашкаливающими, а масштабы космическими. Что делать, звезда, она и есть звезда. Потому собрались видные буржуины царства-государства на секретную сходку и постановили — идем к ведьме! С одной стороны, конечно, может и обложить с ног до головы, а с другой — берёт вроде недорого. Ну как недорого, — портфель бабла на стол, тогда и разговор будет.

— Ну, шо, как всегда пол-лимона зелени зарядим?— деловито осведомилась единственная дама.

— Щас, — усмехнулся самый хитрый, — я туда по одной гривне натолкал. У старой с глазами плохо, да и куда ей столько зелени?

— Ну, ты, Беня, жук, — восхитилась дама. — А список вопросов за жизнь приготовили, чтоб чего не забыть?

— Не учи учёного, училка, — ответил самый умный. — А ты чего, Кроль, помалкиваешь? Всю кашу заварил, потому с первым вопросом и пойдешь, мы потом подтянемся.

— Чего это, как чуть что, так сразу Кроль, будто я один кредиты буржуинские осваивал, — заныл тот. — Вон пусть Мишико идет, у него лучше с женщинами получается. Только не забудь свежий галстук прихватить.

— Ша, устроили тут базар! — Прикрикнула училка, — сказано первым пойдешь, значит первым, фронтовик чертов. И не тяни кота за хвост!

***

— Деньги принесли?— притормозила ходоков ведьма, — кладите портфель на печь! Порядок такой: один вопрос за жизнь и две картинки из хрустального шара». Из печи тут же высунулась корявая грабка и цапнула портфель. Через секунду там что-то осуждающе ухнуло, потом повалил сизый дым.

— Шо это было?— пугливо вздрогнула дама.

— Это курс гривны полетел. Надуть хотели, ироды?— любезно отозвалась ведьма. — Щас я, Берегиня ты наша, такого вам напророчу, тошно станет!

А… — только открыл рот старший переговорщик, но старая карга его оборвала: «Насчёт боевого Кроля ничего хорошего поведать не могу. Пусть сначала исполнит своё предвыборное обещание, какое сам знает! Да, заодно и проведёт пенсионерам мастер-класс по выживанию на одну пенсию».

— Скажешь такое, типун тебе на язык, — неосторожно брякнул один из буржуинов.

— За типун штраф наложу, — взвилась бабка, — а ты, Сеня, не стесняйся, проходи в горницу, дело это небыстрое, но там тебе всё объяснят!

— Давай, давай, Сэмэн, зажги народ, у тебя получится, — хохотнул самый умный.

— Ну, так, с вопросом за жизнь разобрались, теперь две волшебных картинки. Только ручонками погаными ничего не трогать и в карманы не пихать, знаю я вас, клептоманов.

***

Картинка первая — О доблести ратной

В комнатке отчетливо пахнуло озоном, по полу пополз синий дым, в котором проступило круглое окошко. За ним плыли облака…

«Наш аэроплан летит на высоте 11 тысяч укрометров, температура за бортом минус 50 по гальбометру. По всему небу на тысячу километров вокруг ни одного москальского літака (самолета — укр). До посадки в славном Бандерштадте приметно 2 часа, а пока наши славные провідниці (проводницы — укр.) предложат каждому герою по канапке (маленький бурерброд — укр.) с салом, кухоль (бокал — укр.) львовского пива и подборку патриотических песен. Слава Украине!»

Поскольку героями считали себя все, за канапками образовалась длинная очередь. Пока дивчата в красно-чёрных с крупно вышитым тризубом одностроях (форменная одежда — укр.) ловко стругали острыми тесаками тонкие шматки сала, Остап задремал. События на фронте в последнее время текли вяло, как не старались храбрые хлопцы закончить эту постылую войну до холодов и завоевать Донбасс, клятые террористы из москальского ГРУ ГШ вечно придумывали какие-то пакости. То на балалайках ночью начинают тренькать, мешая спать патриотам, то вдруг запустят по мобильной связи на G3 трансляцию вечера с Соловьёвым, где кремлеботы дружно затюкивают отважных украинских гостей.

У нас в телевизоре, конечно, полная толерантность и демократия, но подобные речи у Савика Шустера точно не прокатят, подумалось Остапу. — Посадили бы мерзавцев в мусорные ящики и вывезли на улицу из студии под одобрительные крики зрителей. Ну, ничего, мы вам ещё покажем. Вместо своих дурацких балалаек будете учиться играть на бандурах.

— Man wake up, we go to land in Kiev! (парень, просыпайся, мы заходим на посадку в Киеве — англ.) Остап рывком открыл глаза. Короткий боевой опыт приучил к тому, что нельзя расслабляться ни на минуту. Только раз на фронте зевнул и тут же словил осколок в плечо от клятых москалей. Хорошо, родня живёт в Испании больше 15 лет. Давно звали перебраться к ним. Остапчик, говорят, приезжай, будешь, как все нормальные люди, работать официантом в ресторане, а чуть подучишься, можно и в магазин устроиться. Это тебе не на стройке кирпичи таскать с утра до ночи! Только разве может настоящий патриот бросить неньку-Україну (мать-Украину — укр.) в лихую годину?

Как началось на Востоке, пошёл добровольцем, даже повоевать немного успел, да вот не свезло. Ждать отправки в госпиталь, где по слухам чёрт-те что творится, не стал. Быстренько собрал вещички, созвонился с закордонной роднёй (слава мобильной связи!), попросился в бусик с посылками с Украины для зароботчан и был таков. Спасибо родне — не только приютила, но и устроила в нормальную больницу, где врачи с сёстрами не заглядывают в твой карман… Тут он наконец открыл глаза.

Вместо соблазнительной дивчины в красно-чёрном однострое с тризубом перед глазами маячила и бесцеремонно трясла его за плечо какая-то долговязая кикимора в униформе с серебристыми крылышками. Короткий удар о бетонку. Украина! Кругом всё такое знакомое и родное. Низенькие оградки, заботливо окрашенные в желто-голубой цвет, чубатые хлопцы в камуфляже с банками пива оглушительно смеются на лавке…

— Эй, боец! Почему честь не отдаёшь? Документы! Как из-под земли вырос патруль.

Страшная сказка «О доблести ратной, глупости несусветной и справедливом Царе»

— Угораздило же напялить армейский камуфляж. Говорил ведь кум — езжай в джинсах, как все туристы. Нет, говорю, я не какая-то там тыловая крыса, а справжний герой, проливший кровь за Украину…

— Ну что застыл, документы, говорю, есть или ты в самоволке?— как банный лист пристал капитан. Остап достал военный билет. — Так, так, Остап Семкив, — карамельно улыбнулся офицер, — да ты у нас, оказывается дезертир. Добро пожаловать в комендатуру.

— Шо, сепара впиймалы?— живенько подтянулись к патрулю чубатые хлопцы. — ГШ ГРУ, чи псковський спецнвз?

— Та не, хлопцы, это дезертир, — пугливо брякнул конопатый патрульный.

— А, так он ещё и дезертир?— тут же полез в бутылку камуфляжный. — Пока мы на фронте за Украину кровь проливаем, он в тылу околачивается, — с надрывом заголосил он. — Зрадника на гілляку! Капитан, отдай его нам, разберемся, може он вообще сепаратист!

— Заткнись рядовой, — шикнул на патрульного капитан и положил руку на кобуру. — Дезертира я забираю в комендатуру, ещё мне самосуда не хватало. Давай боец, шагай к машине! — Чубатые хлопцы разом потеряли интерес к скандалу и вернулись к своему пиву. А в голове у Остапа чередой поплыли картинки, как «герои» из добробатов шарили по сёлам в поисках бытовой техники, чтобы отослать её домой «Новой почтой», хлестали самогон, а потом палили куда попало из автоматов. Что-то у нас неправильное творится, разве за это патриоты Украины стояли на майдане?— тоскливо подумал он…

***
Картинка вторая — О глупости несусветной

Серая лента шоссе лениво ползла под колёса. Разогнаться по-человечески не давали многочисленные ямы, которые возникали то справа, то слева. Из-за этого встречные машины как зайцы виляли от одной обочины к другой. Где-то здесь любят устраивать свою засаду ГАЙцы, — подумалось. Ну вот, накаркал. Степан плавно затормозил около ГАИшной машины.

— Добрый день, — старшина неразборчиво буркнул свою фамилию, лениво бросив руку к козырьку. — Куда едем? Документики предъявите, да давайте сразу и свой паспорт.

— Паспорт-то вам зачем, я что-то нарушил?— удивился водитель.

— Нарушил, не нарушил, какая разница, документы, говорю, давай!

— Регистрация у меня львовская, живу в Ровно, а машина стоит на учёте в Луцке. Это запрещено?

— Нет, не запрещено, — бормотал себе под нос гаишник. — Мужики, вам львовяне нужны?— повернулся он к полицейской машине. Из неё вывалился толстый прапорщик в военной форме, задумчиво глянул на Степана и пошел к обочине. — Нет, пока не нужны, уже набрали со Львова партию.

— Ну, всё парень, свезло тебе, план по львовянам вояки выполнили. Так что езжай с Богом, да смотри не нарушай!

В свои тридцать пять Степан был тёртым калачом, потому не спеша выехал на ближайший пригорок и остановился. Гайская засада была видна как на ладони, минут через пять там тормознули еще одну легковушку. Видно сходу договориться не удалось, полицай передал документы прапорщику и тот прямо на капоте начал заполнять какой-то бланк. А через полчаса, сидя за столиком придорожного кафе, он увидел, как рядом остановилась знакомая иномарка. Водитель нервно курил и ругался с кем-то по мобильнику: «Ты представляешь, забрали паспорт и тут же выписали повестку на военкомовскую медкомиссию. Я им объясняю, что уже её прошёл и признан не годным к службе. Штуку баксов твари содрали, говорят, мол, железобетонная гарантия. А этот толстопузый ехидно так советует — вот свою справку комиссии и покажешь. Да что же это за страна такая. Хотел уже в Польшу умотать, так теперь не получится, на границе тормознут — у них там, говорят, списки.

— Что делать, — мучительно раздумывал по дороге домой Остап. — Сегодня прокатило, а завтра может и не получиться. И всем наплевать, что без меня встанут договора и фирма останется без зарплаты. Может действительно бросить всё и к жениной родне в Россию съехать, пока границу не перекрыли, не съедят ведь там. Тесть всё удивлялся, что у нас за сумасшествие творится…

***

«Сказ о Пяти царях»

На этих словах картинка потускнела и съёжилась.

— Постой бабка, а как же уговор насчёт царей?

Царей, значит?— ядовито улыбнулась ведьма. — Ну, слушай, хоть лицо у тебя и интеллигентное, нутром чую, что ты тот ещё прохиндей, как и вся ваша компания. Будущее предсказывать не берусь, даже не просите. Туман там густой…

Теперь о царях. Всего было их пятеро:

  • Первый — лукавый аппаратчик (его именем народ здоровенные хозяйственные сумки на колёсиках называл). 
  • Второй — хитроватый ракетчик (тот всё о каком-то особом пути царства-государства талдычил, даже книжку сочинил); 
  • Третий — пчеловод-бухгалтер (всё с заокеанскими буржуинами о светлом пути советовался, пока не отравился какой-то дрянью); 
  • Четвёртый — простой пацан (всё добро в дом тащил, да так, что еле успел его с собой уволочь, когда со всех ног убегал).
  • Ну и пятый — пьяноватый брехун (при нём, оказывается, Черное море выкопали, весь древний мир завоевали, алфавит изобрели и много чего еще, даже не упомню теперь).

Мало вам? Тогда ждите шестого, заморского. Не знаю, кто и откуда, но уж больно лют, у меня даже уши заложило, когда о нём подумала…

Окончание следует

Сказочник.

Артемий Василенко специально для Украина.Ру