Майдан-3, о котором много и долго говорили, все-таки материализовался. По крайней мере, так говорят те, кто разбил у стелы Независимости палатки и греется у костров. 20 февраля — день памяти героев «Небесной сотни» явил Украине новое движение — «Революционные правые силы». Тут все по-взрослому: штаб, президиум, активисты, план действий, программа-максимум и декларация бессрочной акции протеста. Но масштаб, конечно, не тот, что два года назад. А может быть, пока еще не тот?

Начали с погромов

То ли для затравки, то ли потехи ради, но в субботу участники акции во главе с командиром батальона ОУН Николаем Коханивским забросали кирпичами офис компании Рината Ахметова, отделение Сбербанка России и «Альфа-банка». Утром в воскресенье на перекрытом для транспорта Крещатике произошел инцидент с Нацгвардией — бойцы заблокировали машину с атрибутами для сцены, которую активисты намеревались установить на главной площади страны.

— Вот смотрите, они меня ногой толкнули, — демонстрирует грязное пятно на джинсах девушка по имени Света. Пол-лица пышнотелой блондинки закрывает косынка, делая девушку похожей на ковбоя. — Менты нас провоцировали, хотели, чтобы мы в драку с ними полезли, а мы удержались. Хотите, покажу, где они сидят?

Участники майдана-3: Будем стоять до конца. Но не знаем, какого…

Пока Света тянет нас на улицу Городецкого, где действительно выстроены в ряд несколько автобусов, успеваем узнать, что она из села Макаровка под Киевом, на Майдан приехала ночью — позвали знакомые.

— Я и на том майдане стояла и на этом буду. До конца буду стоять! — тараторит барышня. — Сцену они не дали нам поставить, сволочи! Динамики питать от генераторов приходится. А мы бензин за свои покупаем. И сигареты тоже. Спасибо, хоть хлеб с колбасой нам принесли.

Зовут интеллигенцию

Завтрак на майдане-3 (так называют себя обосновавшиеся на площади) не роскошный: батон, «докторская», кетчуп и пакетики с чаем. Бутерброды нарезают прямо под стелой, тут же кипятят воду — тоже от генераторов. Бензина, видать, хватает — глашатаи не выпускают из рук микрофон. Кроют президента с премьером, выворачивают правду-матку.

— Люди в супермаркеты ходят, как в музеи — только посмотреть. Мы должны остановить приватизацию последних госпредприятий, наложить мораторий на распродажу земли, — голосит мужчина в камуфляже. — Интеллигенция, мы обращаемся к вам: нам нужна программа экономического возрождения Украины.

С интеллигенцией среди слушателей утром как-то не очень. Из палаток, а мы насчитали их шесть, и только одна смахивает на полевую, вылезают угрюмые лица. То ли плохо отдохнули за ночь, то ли слишком хорошо. Подсаживаемся к четырем мужчинам, которые греются у бочки с костром.

Участники майдана-3: Будем стоять до конца. Но не знаем, какого…

 

— Мы тут будем до конца стоять! — бескомпромиссно заявляет Валера, назвавшийся военным из Артемовска.

— А какого конца ждете?

Мужики переглядываются и пожимают плечами.

— До конца стоять будем! — повторяет Валера для убедительности. — Не знаю какого, но будем. Вы же видите, что творится. Это же терпеть нельзя!

Со ступенек стелы ему вторит очередной оратор: пенсии маленькие, за минимальную зарплату не прожить, правительство ворует и жирует, простой народ бедствует. Нет, ну правда — все, как два года назад. У «военной» палатки молодежь раскладывает по стаканчикам пакетики с чаем. Здесь лица посветлее.

— А мы только утром приехали — из Луцка. Как увидели днем по телевизору, что майдан начинается, так сразу вечером сели в поезд. Будем стоять до конца! — повторяет мантру белобрысый паренек.

— А за кого стоять собираетесь?

— Не знаю… Я пока не вижу фигуры, за которой готов пойти, — легкое недоумение в глазах юноши тут же сменяется решительностью. — Но стоять будем! У нас мирная акция, но если понадобится, — парень кивает на портрет Арсения Яценюка со знаменитым слоганом, — то будет куля в лоб!

Опять «Банду геть!»

К двум часам дня возле стелы появляется седьмая палатка, ораторов слушают до 150 человек. На главной площади страны отдельно кучкуются люди в камуфляже с шевронами «РПС», отдельно — бойцы Нацгвардии. В центральный вход гостиницы «Казацкая» журналистов не пускают, сразу отправляют за угол — в штаб «Революции правых сил», куда ведет отдельный вход. Тут обстановка конспиративная: папки, схемы и народ неразговорчивый.

— Приходите на вече — там все и узнаете, — заявил суровый мужчина, буравя нас взглядом.

К пяти часам на площадь народ таки стал подтягиваться. Собралось человек 250 — не меньше. Появилась восьмая палатка, волонтеры стали разносить бутерброды на подносах, как в старые добрые времена. Подтянулись четыре скорых помощи и наряды полиции. Вече началось со слов «Банду геть!»

Участники майдана-3: Будем стоять до конца. Но не знаем, какого…

 

— Они доводят страну до банкротства. Они берут транши, дерибанят их. В украинских батальонах нечего есть. Люди наши гибнут. Почему они не показывают на всю страну, сколько гибнет людей? Надо брать их за шкирки и выкидывать, — пылко произносит общественная активистка.

Помимо отделений двух банков, от погромов пострадал офис «17 канала», который вещает в интернете. Сначала журналисты заявили, что напали на них самих, а в ночь на воскресенье — на их офис. По их словам, была разгромлена вся студия, украли технику. К вечеру 21 февраля полиция Киева отрапортовала, что задержала одного из подозреваемых — 46-летнего жителя Кировоградской области. Всего в погроме принимали участие более десяти человек.

В той же тональности звучат и другие выступления. Требования к власти — самые показательные пункты декларации митингующих:

Отставка правительства и главы НБУ. Создание следственных комиссий по расследованию деятельности КМ, НБУ.
Введение военного положения в Донбассе и Крыму.
Отделение власти от бизнеса. Передача активов руководства страны за рубежом в собственность государства.
Отставка секретаря СНБО Турчинова, руководителя Генштаба Муженко, руководителей всех силовых ведомств и решение вопроса о привлечении их к уголовной ответственности.
Установление мемориала «Небесной сотне».
Запрет на повышение тарифов.
Введение госуправления банками с российским капиталом.
Признание Минских соглашений как антинародных и нелегитимных. Переход к новому формату урегулирования кризиса в Донбассе на базе Будапештского меморандума.
Мораторий на получение кредитов МВФ и других международных организаций «на проседание».
Создание достойных условий труда и зарплаты.
Проведение мероприятия для недопущения выезда за границу членов правительства, их заместителей, руководителей правоохранительных органов, народных депутатов и судей и членов их семей.

Участники майдана-3: Будем стоять до конца. Но не знаем, какого…

Изгнанники из «Правого сектора»

Что такое «Радикальные правые силы» (РПС)? Как заявил представитель пресс-службы этого движения Игорь Громов, в него входят несколько групп. Среди них бывшие представители «Правого сектора», которые не так давно откололись от этой организации, движение «Белый молот», бойцы добровольческих батальонов, политики, правозащитники и общественные деятели.

— Единственные люди, которые имеют отношение к власти и поддерживают нас, — это бывший народный депутат Юрий Кармазин — как общественный деятель, а также Сергей Мельничук, народный депутат, бывший комбат «Айдара», — уверяет Игорь Громов.

— Я не являюсь руководителем РПС, более того, там нет единовластного управления, все решения принимаются коллегиально. В него входят представители более сотни общественных организаций и партий. Это собственно РПС, движение «Свободные люди», Комитет освобождения политзаключенных и много других организаций, входящих во внепартийное движение «За восстановление конституционного строя в Украине». Я в нем нахожусь в качестве общественного политического деятеля и правозащитника, — рассказал «КП» в Украине» сам Юрий Кармазин.

Впрочем, удалось выяснить, в РПС входят несколько батальонов «Запад», отколовшиеся от «Правого сектора» из Западной Украины. Возглавляет их Роман Стойко, позывной Комбат Честный, который находится в розыске из-за трагических событий в Мукачево. Также в РПС входят члены организации «Белый молот», которых еще в марте 2014 года также исключили из «Правого сектора» за «маргинальные действия, порочащие движение».

Участники майдана-3: Будем стоять до конца. Но не знаем, какого…

 

Комментарии экспертов

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:
— Это фарс, а не майдан. Продукт специальных технологий, а не настоящее эмоциональное выражение протеста. Кто-то пытается использовать трудности, которые испытывает Украина, чтобы еще сильнее расшатать ситуацию. Тут скорее присутствует внешний фактор, чем внутренний. Но я также не исключаю, что часть людей может присоединиться к митингующим искренне. Это будут люмпены, которые потеряли веру в легальные способы борьбы и наивно полагают, что время можно отмотать на два года назад.

Тарас Березовец, директор компании Berta Communications:
— Организаторы этого действа очень некрасиво использовали дату памяти героев «Небесной сотни». Среди участников акции есть якобы бойцы добровольческих батальонов, но есть и люди откровенно маргинального вида. Это не похоже на народный гнев. Это похоже на картинку для чужой пропаганды и может использоваться как повод для активизации событий в Донбассе.

Кость Бондаренко, председатель правления Института украинской политики:
— Требования так называемого майдана-3 — это полная каша. Хоть среди организаторов есть опытные юристы, такое впечатление, что с ними не советовались, когда писали популистский текст. Кто реально за этим стоит, сказать сейчас очень сложно. Но факт, что это не спонтанная акция, а подготовленная. Пока в ней задействовано немного людей. Но мы не знаем, есть ли резерв и как его могут применить.

Алексей Якубин, независимый политолог:
— Мне кажется, это попытка разведать: как станет реагировать власть и будет ли поддержка от людей. У организаторов акции очень много требований, но конечной цели, думаю, нет. Скорее всего, в первую очередь они будут настаивать на освобождении тех, кого называют политзаключенными. Может быть, этим и ограничатся. Если будут уступки от власти, майдан-3 станет своего рода шантажом. С другой стороны, в Украине действительно тяжелая экономическая ситуация и люди могут поддержать митингующих.

Валерия Чепурко, Виктор Тимофеев, Светлана Мажурина

Оригинал публикации